ОПУХОЛЬ ГОЛОВНОГО МОЗГА – ГЛИОБЛАСТОМА. - PUSHKAR - Журнал о здоровье тела и души!

ОПУХОЛЬ ГОЛОВНОГО МОЗГА – ГЛИОБЛАСТОМА.

/ 05 августа 2019
ОПУХОЛЬ ГОЛОВНОГО МОЗГА – ГЛИОБЛАСТОМА.


Мультиформная глиобластома - это агрессивный тип опухоли головного мозга, для которого срочно необходимы новые и лучшие варианты лечения (Paolillo 2018; Alexander 2017). Хирургия, лучевая терапия и химиотерапия в настоящее время используются для лечения глиобластомы, но они далеки от идеальных вмешательств, поскольку они вызывают множество побочных эффектов и имеют ограниченную эффективность (Paolillo 2018; Arevalo 2017; Bianco 2017; Polivka 2017; Anjum 2017).
Недавние случаи глиобластомы у известных людей помогли повысить осведомленность об этой страшной болезни (Razmara 2018), и исследователи начинают открывать многообещающие новые методы лечения (Polivka 2017). В последние годы был достигнут огромный прогресс в разработке более эффективных методов лечения глиобластомы (Paolillo 2018).

Появляются новые доказательства того, что вирус называемый цитомегаловирус (ЦМВ) (из семейства герпесвирусов) имеет потенциальную связь с развитием глиобластомы (Dziurzynski 2012; Barami 2010). Кроме того, новаторское исследование, опубликованное в 2013 году в Медицинском журнале Новой Англии, показало, что противовирусный препарат валганцикловир (Вальцит) улучшал выживаемость у некоторых пациентов с глиобластомой (Soderberg-Naucler 2013). Новаторская работа в Университете Дьюка с использованием биоинженерного полиовируса привела к замечательным показателям ответа у пациентов с глиобластомой (Brown 2014; Inman 2016). Новые данные о влиянии некоторых офф-лейбл препаратов на глиобластому также обнадеживают (Abbruzzese 2017). Например, такие препараты, как метформин (Kast 2011) и циметидин (Berg 2016), показали многообещающие результаты в лабораторных исследованиях. Кроме того, активно исследуются интегративные природные вмешательства, такие как витамин D, кверцетин, селен и мелатонин, с интригующими предварительными результатами (Park 2017; Yakubov 2014).
Этот протокол направлен на то, чтобы дать людям, страдающим глиобластомой, знания о заболевании и о том, как с ним обычно бороться, а также о новых стратегиях лечения, потенциально доступных через клинические испытания. Этот протокол также представит доказательства потенциальной взаимодополняющей роли диетических и интегративных вмешательств в лечении глиобластомы.
С этим протоколом следует ознакомиться вместе с другими тематическими протоколами, включая:
Адъювантная терапия рака
Химиотерапия
Радиационная терапия
Онкологическая хирургия
Лечение рака: критические факторы


ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Существует две основные категории рака головного мозга: первичные раковые заболевания, которые возникают в головном мозге, и метастатические раковые заболевания, которые возникают в других частях тела и распространяются в мозг. Первичные раковые заболевания мозга могут поражать людей всех возрастов, хотя чаще всего они встречаются у детей и пожилых людей (ABTA 2014a). Этот протокол фокусируется на первичном раке мозга и глиобластоме в частности.
Первичные раки головного мозга обычно называют по типу клеток мозга, из которых возникает опухоль (ABTA 2014b). Глиомы - это опухоли, образованные из глиальных клеток (NCI 2018). Глиальные клетки обеспечивают поддержку и питание для нейронов, клеток, которые передают сигналы в мозг (ABTA 2014b). Первичным опухолям головного мозга присваивается стадии опухоли в зависимости от того, как выглядят опухолевые клетки, если смотреть под микроскопом (NCI 2018; NCCN 2016). Степень опухоли дает некоторую информацию о том, как быстро опухоль может расти и распространяться в другие ткани. Опухолевые клетки I стадии в значительной степени напоминают нормальные клетки и называются «хорошо дифференцированными». Глиобластома представляет собой глиому IV степени. Опухолевые клетки не похожи на нормальные клетки и называются «недифференцированными». Глиобластомы имеют тенденцию быстро расти и распространяться в соседние ткани мозга быстрее, чем опухоли более низкого уровня. В отличие от многих других видов рака IV стадии, глиобластома обычно не распространяется на другие органы вне центральной нервной системы (головной и спинной мозг) (Costa 2017; Wu 2017; Seo 2012).
На глиобластому приходится около 16% всех первичных опухолей головного мозга и центральной нервной системы и около половины всех глиом (Ostrom 2014; Ostrom 2018; Thakkar 2014). В 2017 году в Соединенных Штатах было зарегистрировано около 12 400 новых случаев заболевания глиобластомой (ABTA 2014a).


ФАКТОРЫ РИСКА

Глиобластома не имеет единой определенной причины, но было выявлено несколько факторов (Weller 2013).

Пол

Мужчины на 50% чаще заболевают глиобластомой, чем женщины (Davis 2016; Urbanska 2014; Ostrom 2014). Кроме того, после менопаузы риск для женщины повышается (Urbanska 2014). Это открытие, наряду с доказательством того, что некоторые глиомы экспрессируют рецепторы эстрогена, привело к предположению, что гормоны могут играть роль в этом заболевании (Felini 2009; Andersen 2015; Lan 2017). Тем не менее, требуется гораздо больше исследований в этой области (Lan 2017; Urbanska 2014).

Возраст

Вероятность развития глиобластомы увеличивается с возрастом и достигает пика в возрасте от 75 до 84 лет (Ostrom 2013). Поскольку средняя продолжительность жизни людей в промышленно развитых странах продолжает увеличиваться, средний возраст, когда диагностируется глиобластома, увеличился до 64 лет (Ostrom 2013; Thakkar 2014).

Наследственность и генетика

Глиобластома встречается примерно в два раза чаще у людей с европейско-американским происхождением, чем у людей с афро-американским происхождением (Thakkar 2014; Urbanska 2014). Кроме того, повышенный риск развития глиобластомы может быть унаследован внутри семьи. Было идентифицировано около 10 генетических мутаций, которые увеличивают риск развития глиомы, но большинство из них вызывают относительно небольшое увеличение риска (Rice 2016). Глиобластома может также возникать в результате генетических заболеваний, таких как туберозный склероз, синдром Туркота, множественная эндокринная неоплазия типа IIA и нейрофиброматоз типа I (Rice 2016; Urbanska 2014).

Радиационное облучение

Люди, которые получали радиацию для лечения заболеваний, затрагивающих их уши или кожу, имеют повышенный риск развития опухолей головного мозга (Bondy 2008; Hanif 2017). Кроме того, облучение головы при раке у детей также является фактором риска развития рака мозга в более позднем возрасте (Urbanska 2014; McNeill 2016; Alexander 2017). Некоторые ограниченные данные свидетельствуют о том, что повторные компьютерные томографии области головы и шеи могут увеличить риск развития глиомы у некоторых пациентов, хотя эти данные не были четко установлены (Davis 2011).

Состав тела

Высокий рост был связан с повышенным риском глиомы и глиобластомы (Wiedmann 2017; Kitahara 2012). Одно исследование показало, что у мужчин ростом более 190 сантиметров вероятность развития глиобластомы примерно в два раза выше, чем у мужчин от 170 до 174 сантиметров (Kitahara 2012). Интересно, что дополнительные данные свидетельствуют о том, что у людей, которые прекратили расти в более позднем возрасте, чаще развивались глиомы (Little 2017).

Неионизирующее электромагнитное излучение

В период с середины 1990-х до начала 2010-х использование мобильных и беспроводных телефонов быстро росло (Carlberg 2014). Эти устройства излучают электромагнитное излучение от своих антенн. Лабораторные исследования показали, что на клетки мозга могут воздействовать электромагнитные поля (Xu 2017; Kaplan 2016). Вопрос о том, связано ли использование мобильного телефона с развитием опухолей головного мозга, является предметом многочисленных дискуссий (Urbanska 2014).
В 2011 году Международное агентство по исследованию рака при Всемирной организации здравоохранения предупредило, что электромагнитные поля, создаваемые мобильными телефонами и другими устройствами, испускающими аналогичное неионизирующее электромагнитное излучение, «могут быть канцерогенными для человека» (Baan 2011; Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для людей 2013; Carlberg 2014). Это решение было основано на данных, собранных в ходе исследований по контролю за деятельностью человека (Carlberg 2014). Обзор и метаанализ, проведенный в 2017 году, показал, что длительное использование мобильного телефона (10 лет и более) значительно повысило риск развития глиомы, но также подчеркнуло, что имеющиеся данные имеют низкое качество, и необходимы более оригинальные исследования, прежде чем можно будет сделать лучший вывод (Yang 2017). Неионизирующее излучение, испускаемое сотовыми телефонами, напрямую не повреждает ДНК, но исследователи предложили несколько других механизмов, с помощью которых радиочастотные волны сотовых телефонов могут способствовать развитию рака (Havas 2017; Carlberg 2017). Необходимы дополнительные исследования для выяснения связи, если таковые имеются, между использованием мобильного телефона и раком мозга.

Вирус цитомегалии

Появляются новые данные о том, может ли вирус цитомегаловирус (ЦМВ) быть связан с развитием глиобластомы (Dziurzynski 2012; Barami 2010). Приблизительно от 50% до 80% взрослых в Соединенных Штатах были подвержены ЦМВ, но относительно немногие имеют активную вирусную инфекцию (CDC 2017). Исследование, опубликованное в Медицинском журнале Новой Англии, описало несколько важных результатов, касающихся взаимосвязи между ЦМВ и глиобластомой (Soderberg-Naucler 2013). Из более чем 250 пациентов с глиобластомой авторы обнаружили наличие ЦМВ у всех участников, кроме одного. Кроме того, пациенты с меньшим количеством инфицированных вирусом опухолевых клеток жили в среднем 33 месяца, в то время как пациенты с более высоким числом жили только 13 месяцев. Авторы предположили, что ЦМВ-инфекция ускоряет прогрессирование опухоли (Soderberg-Naucler 2013; Rahbar 2013). Исследования для подтверждения этого исследования дали неоднозначные результаты, и исследователи продолжают изучать, играет ли ЦМВ роль в развитии глиобластомы или может ли она влиять на течение заболевания (Garcia-Martinez 2017; McFaline-Figueroa 2017).


ПРИЗНАКИ И СИМПТОМЫ

Признаки и симптомы глиобластомы зависят от размера опухоли и ее расположения в головном мозге. Головные боли часто являются начальным симптомом, вызванным давлением на внутреннюю часть черепа или желудочковую систему мозга. Тошнота и рвота также являются общими симптомами. Приступы возникают примерно у четверти пациентов с недавно диагностированной глиобластомой и обычно контролируются противосудорожными препаратами на протяжении всего заболевания (Batash 2017; Alexander 2017; Reni 2017; DeAngelis 2012; NCCN 2016).
Опухоли в некоторых частях мозга могут вызывать слабость или онемение рук, ног или лица; потерю зрения; или изменения в речи. Более тонкие симптомы, такие как когнитивная дисфункция, расстройства настроения, усталость и легкие проблемы с памятью, также могут наблюдаться у пациентов с более крупными опухолями, расположенными в лобных или височных долях, или в мозолистом теле, структуре, которая соединяет эти два элемента полушария головного мозга (DeAngelis 2012; NCCN 2016; Alexander 2017; Batash 2017; Reni 2017).


ДИАГНОСТИКА

Обработка снимков

Магнитно-резонансная томография (МРТ) является стандартом неинвазивного подхода к визуализации, чтобы проверить, есть ли у кого-то глиобластома (Urbanska 2014; Batash 2017; Rees 2011). Этот тест использует магнитное поле и радиоволны для генерации изображений мозга. Он может не только находить опухоли, но и предоставлять информацию, которая помогает принимать решения о лечении (NCCN 2016; Mullen 2017). Некоторые тесты изображений используют краситель под названием гадолиний, который вводится в вену пациента. Этот краситель обеспечивает то, что называется «контраст» и помогает отличить опухолевую ткань от нормальной ткани. Пациентам с подозрением на глиобластому могут делать МРТ-сканирование как с контрастом, так и без него (Davis 2016; Felix 1985).
Другие типы тестов визуализации могут использоваться для дополнения результатов МРТ. Один из этих тестов, называемый перфузией МР, может измерять кровоток в опухолях и требует контрастного красителя (NCCN 2016; Abrigo 2018). Другой тест визуализации, называемый МР-спектроскопией, объединяет МРТ-сканирование с анализами, чтобы определить, какие химические вещества присутствуют в опухоли и в нормальных окружающих тканях (NCCN 2016; Mullen 2017).

Компьютерная томография (КТ) - это визуальный тест, обычно предназначенный для пациентов, которые по различным причинам не могут пройти МРТ (NCI 2018). Например, пациенты с кардиостимуляторами или пациенты с определенными видами кардиомониторов или хирургических зажимов не являются кандидатами на МРТ из-за магнитных полей, необходимых для МРТ (NCCN 2016). КТ используют рентгеновские лучи вместо магнитных полей, а также делают с контрастностью и без нее, чтобы получить детальные снимки мозга.
Могут потребоваться дополнительные, более сложные визуальные тесты, чтобы отличить глиобластомы от злокачественных опухолей, которые распространяются от других частей тела к мозгу (Kamson 2013; Fink 2013; Neska-Matuszewska 2018).

Биопсия

Хотя МРТ и КТ могут предоставить ценную информацию об особенностях глиобластомы, для окончательного диагноза необходима фактическая ткань мозга (NCI 2018; Urbanska 2014). Во время процедуры, называемой биопсией, небольшой образец ткани опухоли головного мозга удаляется для дальнейшего анализа под микроскопом (NCI 2018; NCCN 2016). Опухолевая ткань от биопсии проанализирована доктором, называемым патологом. В дополнение к подтверждению глиобластомы, патолог может также запросить молекулярный анализ опухоли (Davis 2016).
Некоторые опухоли подвергаются биопсии во время хирургического вмешательства (NCI 2018; NCCN 2016). У этих пациентов опухоль может быть удалена одновременно. Для опухолей головного мозга, расположенных в труднодоступных частях мозга или в областях, жизненно важных для жизнедеятельности, предпочтительной является стереотаксическая биопсия. Этот метод использует прекрасные инструменты с компьютерным управлением и производит меньше травм. Однако около 2% стереотаксических биопсий приводят к кровоизлияниям, которые нарушают работу мозга (DeAngelis 2012; NCCN 2016).


РЕШЕНИЯ О ЛЕЧЕНИИ НА ОСНОВЕ БИОМАРКЕРОВ

Темозоломид (Темодал®), тип препарата, называемого алкилирующим агентом, вызывает повреждение ДНК раковых клеток. Ген MGMT кодирует белок репарации ДНК (NCI 2018). Когда белок MGMT в изобилии присутствует в раковых клетках, клетки могут восстанавливать повреждения, вызванные темозоломидом, и выживать.
В некоторых глиобластомах ген MGMT инактивируется в процессе, называемом метилированием ДНК (NCCN 2016). Эти опухоли содержат очень мало белка MGMT или не имеют его для восстановления повреждений, вызванных темозоломидом. В результате эти опухоли имеют тенденцию хорошо реагировать на темозоломид (Thomas 2017).
Темозоломид обычно следует вводить в высоких дозах, и длительное применение может привести к побочным эффектам, которые могут быть более серьезными у пожилых пациентов (Lee 2017; Saito 2014; Straube 2017). Тестирование опухоли пациента на метилирование MGMT стало ценным биомаркером для прогнозирования их реакции на темозоломид и может помочь им и их врачам решить, являются ли они хорошими кандидатами (Fernandes 2017; Snyder 2017; Seystahl 2016). Пациенты без метилирования MGMT могут быть лучшими кандидатами на другие виды терапии, такие как лучевая терапия (Malmstrom 2012; NCCN 2016; Thon 2013; Hau 2016).




Оценка прогноза

Другая часть диагностического процесса включает сбор информации о прогнозе пациента, который является оценкой вероятного течения его или ее заболевания. Небольшая группа прогностических факторов, связанных с улучшением результатов лечения пациентов, была идентифицирована для пациентов с глиобластомой (Theeler 2015):
   Возраст 50 или меньше (Lacroix 2001)
   70 или более баллов по инструменту оценки функциональных нарушений, называемому индексом шкалы Карновского (KPS) (более низкие баллы указывают на более высокий уровень нарушений) (Lacroix 2001)
   Опухоль, не локализованная в месте мозга, связанные с речью, зрением, движениями, таламусом, базальными ганглиями и внутренней капсулой (Theeler 2015; Awad 2017)
   Опухоль, которая может быть полностью или почти полностью удалена во время операции (Lacroix 2001; Li, Suki 2016)
   Молекулярные особенности опухоли, такие как метилирование MGMT или мутации в гене, называемом IDH1 (Theeler 2015; NCCN 2016; Chen 2017)


УЧАСТИЕ В КЛИНИЧЕСКИХ ИСПЫТАНИЯХ

Прежде, чем появятся новые тесты или методы лечения рака, они должны сначала пройти серию клинических испытаний, чтобы убедиться, что они эффективны и безопасны для пациентов. Для некоторых пациентов с глиобластомой участие в одном из этих клинических испытаний может быть лучшим или, возможно, единственным вариантом. Спросите свою медицинскую команду о доступных клинических испытаниях, когда они представляют варианты лечения, и поработайте с ними, чтобы решить, подходит ли вам участие в клиническом исследовании.
Клинические испытания, которые в конечном итоге приводят к утвержденным методам лечения, проводятся в пять этапов (IOM 2012; Kummar 2008; Prielipp 2016):
   Фаза 0 клинических испытаний - это предварительные испытания, в которых участвуют немногие (10-15) человек для изучения того, будет ли предполагаемое лекарственное средство влиять на организм человека, как предсказывают лабораторные исследования и исследования на животных. Эти испытания определяют необходимость дальнейшей клинической разработки.
   Фаза I клинических испытаний включает небольшое количество людей (около 20-80). Они в основном сосредоточены на проверке безопасности лекарственного средства и стремятся найти самую высокую дозу лекарственного средства, которую можно вводить безопасно и без риска побочных эффектов.
   Если препарат прошел фазу I, он переходит к фазе II клинических испытаний. В фазе II клинических испытаний, в которых участвуют большие группы людей (100–300), исследователи собирают данные о том, насколько эффективно препарат для лечения определенного типа заболевания, и более детально изучают его безопасность.
   Если результаты фазы II являются многообещающими, в фазе III проводятся клинические испытания для сравнения нового препарата со стандартным лечением. Эти испытания обычно вовлекают большое количество людей (сотни или тысячи) и имеют решающее значение для демонстрации ценности нового препарата для Управления по контролю за продуктами и лекарствами (FDA) и медицинского сообщества.
   Наконец, испытания фазы IV проводятся на уже утвержденных методах лечения для изучения их долгосрочного воздействия на еще большие группы людей. Иногда в исследованиях IV фазы изучаются другие потенциальные преимущества препарата или обнаруживаются дополнительные побочные эффекты.

Клинические испытания имеют строгие правила в том, кто может участвовать. Например, исследование может быть ограничено пациентами, которые еще не лечились от своего заболевания или имеют опухоли с определенной характеристикой.
Участие в испытании сопряжено с некоторыми рисками, такими как неожиданные побочные эффекты, и новое лечение может быть неэффективным. Тем не менее, участники могут быть одними из первых, кто получит доступ к самым современным методам лечения и получит наивысший уровень обслуживания пациентов. Независимо от результатов исследования, каждый участник помогает исследователям улучшить варианты лечения для будущих пациентов.

Следующие веб-сайты могут быть полезны для получения дополнительной информации о клинических испытаниях и участии в клинических испытаниях:
   Американская ассоциация опухолей головного мозга
http://www.abta.org/
   Американское онкологическое общество
https://www.cancer.org/cancer/brain-spinal-cord-tumors-adults.html
   Национальный институт рака
https://www.cancer.gov/types/brain
   Национальная коалиция за выживание
http://www.canceradvocacy.org/resources/cancer-survival-toolbox/
   Национальная комплексная сеть по борьбе с раком (NCCN)
https://www.nccn.org/patients/
   База данных ClinicalTrials.gov
https://clinicaltrials.gov/


СТАНДАРТНОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Определение подхода к лечению

Глиобластома, как известно, трудно поддается эффективному лечению, отчасти потому, что опухоль каждого пациента имеет различные молекулярные и клеточные характеристики. Эти характеристики могут варьироваться даже в пределах одной и той же опухоли. Исследователи продолжают изучать способы персонализации лечения глиобластомы с надеждой на улучшение результатов путем создания плана лечения, специфичного для уникальных характеристик каждой опухоли. Большая часть планирования лечения по-прежнему основывается в основном на более общих характеристиках, таких как возраст пациента, функциональное состояние (показатель индекса KPS) и, в последнее время, статус метилирования MGMT (Thon 2013; Weller 2012; Colombo 2015). Первичная операция является основой лечения для большинства людей с глиобластомой, после чего следует лучевая терапия и/или химиотерапия (NCCN 2016; Stupp 2005).

Хирургия и местная химиотерапия

Хирургия является неотъемлемой частью лечения глиобластомы (NCCN 2016). Хирургическое удаление (резекция) опухоли глиобластомы может облегчить симптомы, продлить жизнь и снизить потребность в кортикостероидах для уменьшения отека мозга. Количество опухоли, которая может быть удалена во время операции, зависит от ее месторасположения, а также от возраста и состояния здоровья пациента. В идеале хирурги стремятся к тому, что называется максимально безопасной резекцией, которая удалит большую часть или всю опухоль (Roder 2014; Kuhnt 2011; Li, Suki 2016). В некоторых случаях опухолевые клетки глиобластомы распространяются в разных направлениях, так что опухоль не может быть простой твердой массой, что делает невозможной полную резекцию (Davis 2016). В течение трех дней после операции и, предпочтительно, в течение первых 24 часов необходимы МРТ, чтобы определить, какая часть опухоли была удалена. Для тех, кто не может пройти МРТ, могут быть выполнены КТ с контрастом и без него (Pirzkall 2009; Sanghvi 2015; Kumar 2013).

Во время операции некоторые пациенты могут проходить курс химиотерапии, проводимой локально в месте опухоли (NCCN 2016; Zhang, Dai 2014). Препарат под названием кармустин содержится в пластине, и помещается в пространство, где находилась опухоль, можно поместить до восьми пластин. Помещение пластин непосредственно в мозг помогает лекарству нацеливаться на любые оставшиеся опухолевые клетки, не повреждая здоровые клетки в других частях тела (NCI 2018). Пластины растворяются со временем после операции (Mangraviti 2015). Хотя эта форма химиотерапии может продлить жизнь пациента, она может вызвать осложнения (Lara-Velazquez 2017; Bock 2010). Например, кармустин может взаимодействовать с некоторыми другими лекарственными средствами и повышать их токсичность (NCCN 2016). Кроме того, у некоторых пациентов могут наблюдаться отеки головного мозга, судороги, проблемы с заживлением или местные инфекции (Sabel 2008; Giese 2010).

Системная химиотерапия

В отличие от пластин кармустина, некоторые другие химиотерапевтические препараты доставляются по всему организму через кровоток. Это называется «системной» терапией и достигается с помощью таблеток, принимаемых перорально, или жидкостей, вводимых в вену (NCCN 2016). Некоторые пациенты будут получать только один препарат, обычно это алкиламирующий агент темозоломид . Темозоломид повреждает ДНК (Erasimus 2016). Раковые клетки быстро растут и делятся и более чувствительны к повреждению ДНК (O'Connor 2015; Baskar 2014). Опухоли с метилированием MGMT могут быть более чувствительными к алкилирующим агентам (Fernandes 2017; Davis 2016). Для некоторых пациентов несколько препаратов используются для борьбы с раком несколькими способами (NCCN 2016).
Поскольку системная химиотерапия может быть тяжелой для организма пациента, процедуры обычно располагаются в виде серии циклов, обычно по две-четыре недели каждый (NCCN 2016). Побочные эффекты системной химиотерапии будут зависеть от препарата, дозы и индивидуального пациента. Поскольку препараты для химиотерапии обычно нацелены на быстро делящиеся клетки, лекарственное средство может также воздействовать на здоровые клетки, которые также быстро делятся, например, на пищеварительный тракт, кровь и волосяные фолликулы. Общие побочные эффекты системной химиотерапии включают снижение количества клеток крови, потерю аппетита, тошноту, усталость, рвоту, диарею, выпадение волос и язвы во рту (Hershman 2008; Rahnama 2015; Stein 2010; Mustian 2011).
Более общая информация о химиотерапии, включая стратегии по снижению побочных эффектов химиотерапии, доступна в протоколе химиотерапии.


РЕЗИСТЕНТНОСТЬ К ТЕМОЗОЛОМИДУ

Темозоломид улучшил результаты лечения глиобластомы за последние десятилетия. Тем не менее, не все виды рака чувствительны к темозоломиду, и даже те, которые вначале чувствительны, обычно разрабатывают способы преодоления этого лекартсва (Ramirez 2013).
Поиск путей преодоления или предотвращения резистентности к темозоломиду является критической областью исследований. Многие из соединений, обсуждаемых в разделе «Интегративные вмешательства», такие как мелатонин, витамин D и селен, тестируются в лабораторных исследованиях, чтобы выяснить, могут ли они сделать клетки глиобластомы более чувствительными к темозоломиду.
Повторно используемые препараты, такие как метформин и циметидин, также анализируются аналогичным образом. В одном исследовании исследователи отобрали 21 лекарство, перспективное или уже известное, чтобы работать против различных видов рака (Teng 2017). Они проверили, будут ли лекарства делать клетки глиобластомы более чувствительными к темозоломиду. Одно лекарство под названием гидроксикарбамид в лечение серповидно-клеточной анемии и некоторых типов рака явно выделялось. Гидроксикарбамид сенсибилизировал все типы клеток глиобластомы и опухолей у мышей к темозоломиду, независимо от статуса метилирования MGMT .
Другой препарат под названием транс-кроцетинат натрия (TSC) разработан для того, чтобы сделать опухоли более чувствительными к темозоломиду и радиации, возможно, за счет увеличения содержания кислорода (Sheehan 2010). В фазе II клинического испытания 36% пациентов, получавших TSC в дополнение к темозоломиду и радиации, оставались живыми через два года (Gainer 2017). Ведется подготовка к клиническому испытанию III фазы для сравнения пациентов, получавших TSC, с контрольной группой.



Антиангиогенезная терапия

Опухоли полагаются на рост новых кровеносных сосудов или ангиогенез, чтобы обеспечить питание каждой клетке. Моноклональное антитело, называемое бевацизумаб (Авастин®), предотвращает ангиогенез, блокируя сигнальный путь фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) (NCCN 2016). Передача сигналов VEGF часто увеличивается в опухолях глиобластомы и способствует росту опухоли. Бевацизумаб был одобрен в 2009 году для лечения рецидивирующей глиобластомы (Davis 2016). Обзорное исследование показало, что бевацизумаб может улучшить медианную выживаемость пациентов на четыре месяца при рецидивирующей глиобластоме по сравнению с теми, кто не принимал препарат (Diaz 2017). Побочные эффекты могут возникать при применении бевацизумаба, и пациенты должны подвергаться мониторингу на предмет чрезмерного кровотечения или образования тромбов (Diaz 2017; Davis 2016).

Радиационная (лучевая) терапия

Некоторые опухоли глиобластомы не могут быть удалены хирургическим путем. Пациенты в этих ситуациях получают лучевую терапию (NCCN 2016; Tamura 2017). Кроме того, лучевая терапия может быть использована для лечения пациентов после операции с целью уничтожения любых раковых клеток, которые могли остаться (NCI 2018). Эта форма терапии использует высокоэнергетические, высоко сфокусированные лучи для повреждения и разрушения раковых клеток. Современная лучевая терапия использует методы, разработанные для минимизации повреждения близлежащих здоровых тканей (Narayana 2006; Gzell 2017). Большинство пациентов с глиобластомой, получающих лучевую терапию, будут проходить лечение методом, называемым внешней лучевой терапией (EBRT), при котором излучение от аппарата проходит через кожу и кости в ткани мозга (NCCN 2016). Механизм лечения отрегулирован так, чтобы максимально аккуратно доставлять излучение в область опухоли, ограничивая воздействие на здоровые ткани.
Для получения более полной информации о методах лучевой терапии и побочных эффектах см. протокол лучевой терапии.

Терапия переменным электрическим полем

Терапия переменным электрическим полем - это метод, который использует электромагнитную энергию низкой интенсивности, чтобы остановить деление клеток (Fernandes 2017; Hottinger 2016). В лечении используются пластыри, прикрепленные к голове пациента, и портативное устройство с питанием от батареи (NCCN 2016; Saria 2016). Патчи должны носить не менее 18 часов в день. Этот метод является относительно безопасным, и местное раздражение кожи от слабого до умеренного является наиболее часто встречающимся побочным эффектом (Fernandes 2017).
В рандомизированном контролируемом исследовании 2017 года 695 человек с глиобластомой лечились переменными электрическими полями для воздействия на опухоли вместе с темозоломидом или только темозоломидом. Среднее время выживания без прогрессирования заболевания составило 6,7 месяца в группе, проводящей лечение опухоли электрическим полем, по сравнению с 4 месяцами в группе, принимавшей только темозоломид (Stupp 2017). FDA первоначально одобрило поля для лечения опухолей у пациентов с рецидивирующей глиобластомой в 2011 году и расширило это одобрение в 2015 году, чтобы включить пациентов, недавно диагностированных с глиобластомой (Fernandes 2017).

Последующее наблюдение и постоянный уход

МРТ следует проводить через две-шесть недели после окончания лучевой терапии (NCCN 2016). Дополнительные проверки следует проводить каждые два-четыре месяца, чтобы как можно раньше проверить наличие новых опухолей головного мозга. Те, кто не может пройти МРТ (например, с кардиостимуляторами определенного типа или дефибрилляторами), могут получить КТ с контрастом и без него.
Большинство глиобластом отрастают обратно (Stupp 2005; Davis 2016). МР-спектроскопия, МР-перфузия или другой метод сканирования, называемый позитронно-эмиссионной томографией (ПЭТ), может помочь подтвердить рецидивы (NCCN 2016). Варианты лечения рецидивов аналогичны вариантам для вновь диагностированного заболевания. Операция с или без кармустиновых пластин может быть вариантом для рецидивирующих опухолей, которые не являются широко распространенными. В некоторых случаях целью хирургии является облегчение симптомов (Davis 2016). Для рецидивов можно использовать системную химиотерапию, лучевую терапию, бевацизумаб и полевую терапию для лечения опухолей (Fernandes 2017).

Поддерживающая терапия

Поддерживающая (или паллиативная) помощь не предназначена для лечения рака, но может улучшить качество жизни пациента и облегчить симптомы (Davis 2016; NCCN 2016). Примеры поддерживающих вмешательств включают использование глюкокортикоидов, типа стероидов, для уменьшения отека головного мозга. Кроме того, поддерживающее лечение может включать лечение депрессии или усталости пациента, уменьшение делирия или возбуждения, улучшение когнетивных свойств и контроль судорог (Seekatz 2017; Koekkoek 2016). Поддерживающая терапия может быть единственным вариантом для пациентов с прогрессирующей или рецидивирующей глиобластомой.


НОВЫЕ СТРАТЕГИИ

Есть несколько интригующих методов лечения глиобластомы, подтвержденных новыми данными. Одним из способов получить доступ к некоторым из этих методов лечения может быть участие в клинических испытаниях. Спросите свою медицинскую команду о доступных вариантах клинических испытаний. В качестве альтернативы, новаторские врачи, знакомые с последними исследованиями, могут захотеть включить некоторые из более широко доступных лекарств, не входящих в список описанных здесь, в обычный план лечения.

Иммунотерапия

Иммунотерапия является основным направлением исследований в области онкологии. В здоровых условиях иммунная система способна контролировать рак (Finn 2018). Тем не менее, некоторые раковые клетки развивают способность избегать иммунной системы (Битти 2015). Как только раковые клетки, которые не подвержены иммунному разрушению, обосновались в теле человека, опухоль может начать образовываться (Marcus 2014).
Иммунотерапия направлена ​​на манипулирование иммунной системой пациента, чтобы она снова могла атаковать и уничтожать раковые клетки (Marin-Acevedo 2018). Недавние успехи в использовании иммунотерапии для лечения различных видов рака открыли интерес к применению этой стратегии для глиобластомы, и лучшее понимание микроокружения опухоли имеет решающее значение для этих разработок (Boussiotis 2018). Исследователи изучают различные виды иммунотерапии глиобластомы (Felthun 2018).
Например, форма иммунотерапии была представлена ​​в недавнем исследовании I фазы 50-летнего мужчины с рецидивирующей глиобластомой (Brown, 2016). В этом исследовании исследователи создали T-клетку, сконструированную химерным рецептором антигена (CAR), которая была разработана для нацеливания на маркер, экспрессируемый многими клетками глиобластомы, называемый рецептором интерлейкина-13 альфа 2 (Brown, Badie 2015). Пациент получал лечение этими клетками, которые вводили в его мозг в течение 220 дней (Brown, 2016). Пациент имел резкуий клинический ответ без каких-либо серьезных негативных последствий. Его оригинальные опухоли исчезли, и реакция продолжалась в течение 7,5 месяцев. Тем не менее, его рак рецидивировал на новых участках после прекращения лечения. Учитывая эти интригующие результаты, исследователи расширяют текущее исследование для введения Т-клеток CAR большему количеству пациентов и оптимизируют лечение (Brown 2018; Brown 2016). Т-клетки CAR были разработаны для нацеливания на другие маркеры глиобластомы, включая HER2 и форму рецептора эпидермального фактора роста (Migliorini 2017; Ahmed 2017).

В 2013 году исследования, проведенные в Медицинском центре Университета Дьюка, показали полные клинические реакции у пациентов с рецидивирующей глиобластомой, которых лечили модифицированным полиовирусом, который был изменен с использованием генетического материала из риновируса (тип вируса, вызывающего простуду). Этот гибрид полиовируса и риновируса, названный PVSRIPO, спроектирован так, чтобы не заражать незлокачественные клетки (Brown 2014; Brown, Gromeier 2015; Desjardins 2013). Поскольку клетки глиобластомы обычно имеют высокие уровни рецептора, который связывается с полиовирусом, гибрид полиовируса может инфицировать их и вызвать гибель клеток (Goetz 2011). Кроме того, молекулы, высвобождаемые из умирающих клеток, активируют иммунные и воспалительные реакции, которые помогают разрушать раковые клетки (Brown, Gromeier 2015; Holl 2016; Brown 2017; Denniston 2016). В связи с положительными результатами ранних исследований и отсутствием эффективных методов лечения глиобластомы, PVSRIPO получил обозначение «прорывной терапии» от FDA в мае 2016 года, что позволило быстро продолжить дальнейшие исследования (Fong 2016; Holl 2016).
Фаза I клинического испытания, предназначенная для определения оптимальных доз для будущих клинических испытаний, включала 61 пациента с рецидивирующей глиобластомой высокой степени. Различные дозы PVSRIPO были применены непосредственно к их опухолям с использованием катетеров. Коэффициент выживаемости, равный 21%, был отмечен как через 24, так и через 36 месяцев среди тех, кто принимал PVSRIPO, по сравнению с 14% через 24 месяца и 4% через 36 месяцев в группе сравнения из 104 аналогичных пациентов, не получавших эту терапию. Неинфекционность PVSRIPO была подтверждена, и, хотя побочные эффекты возникали часто, только один ограничивающий лечение побочный эффект наблюдался у участника, получавшего максимальную тестируемую дозу (Desjardins 2018). Информацию о текущих и будущих клинических испытаниях с использованием этой многообещающей терапии можно найти на сайте www.ClinicalTrials.gov.

Противораковые вакцины, вид иммунотерапии, привлекающий большое внимание в последние годы, могут быть эффективными против опухолей головного мозга (Paolillo 2018; Steiner 2004; Huang 2017). Одна противоопухолевая вакцина в клинических испытаниях, называемая SurVaxM, нацелена на белок сурвивин (Fenstermaker 2016). Сурвивин обычно экспрессируется в клетках глиобластомы и обычно защищает раковые клетки от гибели (Saito 2017; Tang 2015; Mellai 2008). Вакцина предназначена для того, чтобы заставить иммунную систему организма выработать иммунный ответ против сурвивина, так же как вакцина против гриппа заставляет организм распознавать вирус, вызывающий грипп. Ранние исследования показали, что вакцина вызывает у мышей противоопухолевый иммунный ответ против глиом (Fenstermaker 2014). В фазе I исследования пациентов с рецидивирующей глиобластомой SurVaxM был безопасным и улучшал результаты для участников исследования. Пациенты в среднем проработали 17,6 недели без ухудшения своего заболевания и выжили в среднем в течение 86,6 недели (Fenstermaker 2016). В этом раннем исследовании не было контрольной группы, но ожидается, что подобная группа пациентов выживет только около 25 недель (Wong 1999). FDA предоставило статус препарата SurVaxM, и в начале 2018 года проводится исследование SurVaxM в сочетании со стандартной терапией у пациентов с недавно диагностированной глиобластомой (Fenstermaker 2018).
Другая вакцина, разработанная для лечения глиобластомы, называется DCVax-L. Эта стратегия включает модуляцию иммунных клеток пациента в лаборатории, чтобы они были готовы атаковать специфический рак пациента (Polyzoidis 2015; Polyzoidis 2014). Затем клетки снова вводятся в организм пациента. Обнадеживающие результаты были отмечены в ходе исследования фазы II, и в начале 2018 года началось испытание фазы III (Hdeib 2015; Felthun 2018).

Аптамеры

Аптамеры представляют собой небольшие цепи нуклеиновых кислот (Lakhin  2013). Подобно моноклональным антителам, эти небольшие молекулы могут быть предназначены для распознавания и связывания специфических мишеней, таких как те, которые встречаются в клетках глиобластомы (Yang 2007). Преимущество аптамеров заключается в том, что они намного меньше антител и, следовательно, могут более эффективно проникать в ткани, включая центральную нервную систему (Catuogno 2017). Исследователи изучают способы использования аптамеров для улучшения изображения в головном мозге (Tang 2017), но они также могут быть полезны для лечения опухолей головного мозга. Например, химиотерапевтические агенты могут быть присоединены к аптамерам, предназначенным для нацеливания специфических маркеров на раковые клетки пациента. Разрабатываются многочисленные аптамеры, которые нацелены на разные маркеры на клетках глиобластомы. Лабораторные исследования продолжают улучшать структуру и потенциальную пользу аптамеров с надеждой на скорейшее начало клинических испытаний (Hays 2017).

Метформин

Метформин, препарат первой линии для лечения диабета, может проникать из кровотока в мозг (Yarchoan 2014). Ряд доклинических исследований показал, что метформин может ингибировать деление и миграцию клеток глиобластомы (Seliger 2016; Aldea 2014; Wurth 2014; Ferla 2012; Carmignani 2014; Gritti 2014). В лабораторных исследованиях метформин остановил деление стволовых клеток глиобластомы (Gritti 2014), а метформин и триоксид мышьяка помогли дифференцировать стволовые клетки глиобластомы в неопухолевые клетки (Carmignani 2014).
Противоопухолевые эффекты метформина могут частично происходить из-за активации фермента AMP-активированной протеинкиназы (AMPK) и инактивации транскрипционного фактора STAT3 (Ferla 2012; Elmaci 2016; Leidgens 2017; Sato 2012). AMPK является важным регулятором метаболизма глюкозы и жирных кислот, который способствует здоровому старению и продлевает продолжительность жизни (Burkewitz 2014; Riera 2016), тогда как STAT3 контролирует рост и выживание клеток и активируется при многих типах рака (Demaria 2014; Carpenter 2014).
Метформин может взаимодействовать с некоторыми существующими методами лечения рака. Например, в одном исследовании метформин улучшил способность темозоломида разрушать клетки рака головного мозга человека (Soritau 2011). В отдельном исследовании использовался тип клеток глиобластомы, которые не реагировали на темозоломид. Обработка метформином сделала клетки чувствительными к темозоломиду (Yang 2016). У мышей с экспериментально индуцированной глиобластомой метформин улучшал действие темозоломида, а в исследованиях на клеточных культурах он улучшал эффекты лучевой терапии (Sesen 2015; Yu 2015). В другом исследовании мыши с глиобластомой, получавшие высокие дозы метформина в сочетании с темозоломидом, жили значительно дольше, чем мыши, получавшие только метформин или темозоломид (Lee 2018). Ингибитор ангиогенеза под названием сорафениб (Nexavar®) также был более эффективным в сочетании с метформином в лабораторных исследованиях (Aldea 2014). В другом лабораторном исследовании метилин сенсибилизировал клетки глиобластомы к облучению или облучению в сочетании с темозоломидом (Adeberg 2017). Дополнительные результаты исследований на животных показали, что метформин уменьшал отек мозга и уменьшал проницаемость кровеносных сосудов (Чжао 2016).
Начальные данные у пациентов с глиобластомой у человека также были обнадеживающими. В одном исследовании были проанализированы данные 276 пациентов с глиобластомой, получавших либо лучевую терапию, либо радиацию плюс темозоломид. Сорок пациентов имели диабет, и 20 из них принимали метформин. Время выживания без признаков ухудшения заболевания было значительно больше у диабетиков, получавших метформин (10 месяцев), чем у других диабетиков (менее 5 месяцев) и недиабетиков (7 месяцев) (Adeberg 2015). По состоянию на начало 2018 года в ClinicalTrials.gov было зарегистрировано пять клинических испытаний (два этапа II и три этапа I), в которых рассматриваются потенциальные преимущества метформина у людей с глиобластомой (ClinicalTrials.gov 2018). Результаты этих исследований помогут установить значение метформина в качестве вспомогательной терапии для глиобластомы. Подробнее про AMPK в протоколе ограничение калорий.

Циметидин

Циметидин - это еще одно лекарство, не входящее в список лекарств, которое может использоваться для лечения опухолей головного мозга. Это распространенное лекарство от изжоги имеет несколько неожиданных эффектов, в том числе противоопухолевую активность против нескольких видов рака (Pantziarka 2014). На животной модели человеческой глиобластомы комбинация циметидина с темозоломидом продлевала выживание по сравнению с одним темозоломидом (Berg 2016). Небольшое исследование, проведенное в 2017 году на семи пациентах с глиобластомой, показало, что смесь лекарств (циметидин, литий, оланзапин и вальпроат) приводил к более продолжительной выживаемости, чем ожидалось. Механизм, с помощью которого эти лекарства улучшали выживаемость, как полагают, включает ингибирование фермента гликогенсинтазинкиназы 3 бета (GSK3β), молекулы, участвующей в прогрессии глиобластомы (Furuta 2017).

Валганцикловир

Валганцикловир - одобренный FDA препарат, используемый для лечения инфекции ЦМВ (Kalil 2009). В фазе I / II клинических испытаний валганцикловира с участием 42 пациентов с глиобластомой исследовательский анализ 22 пациентов, получавших антивирусную терапию в течение не менее шести месяцев, показал, что 50% все еще живы через два года по сравнению с 20,6% контрольной группы, не получавшей валганцикловир. Через четыре года около 27% пациентов, получавших валганцикловир в течение более шести месяцев, и почти 6% участников контроля были еще живы (Stragliotto 2013). В аналогичном исследовании исследователи сравнили данные пациентов с глиобластомой, которых лечили валганцикловиром и контрольной группой. Обе группы получали стандартную традиционную терапию и имели сходные характеристики заболевания. Через два года 62% группы валганцикловира и 18% контрольной группы были еще живы. Среди 40 пациентов, получавших валганцикловир в течение по крайней мере шести месяцев, 70% были еще живы через два года (Soderberg-Naucler 2013).
На основании этих результатов пациентам с глиобластомой и свидетельством наличия ЦМВ-положительной опухолевой ткани следует проконсультироваться со своим онкологом, чтобы выяснить, имеют ли они право на получение протокола лечения, описанного в вышеупомянутых исследованиях (Soderberg-Naucler 2013; Stragliotto 2013), в результате чего в беспрецедентных улучшениях выживания. Пациенты принимали 900 мг валганцикловира два раза в день в течение трех недель, а затем 450 мг два раза в день. Доза может быть скорректирована, если возникают какие-либо побочные эффекты, такие как почечная недостаточность или подавление костного мозга.

Дихлорацетат

Дихлорацетат является исследуемым препаратом, который показал преимущества для некоторых генетических заболеваний (Stacpoole 2008). В последние годы дихлорацетат привлек внимание к своей способности убивать раковые клетки и усиливать активность других методов лечения рака (Kankotia 2014).
Раннее исследование было многообещающим: открытое исследование фазы I на 15 взрослых с глиомами III или IV степени или метастазами в мозге от других видов рака показало, что лечение дихлорацетатом было выполнимым и хорошо переносимым (Dunbar 2014). Аналогичное исследование на 24 пациентах с запущенными солидными опухолями использовало 28-дневные циклы дихлорацетата в разных дозах и обнаружило только слабые побочные эффекты. Это исследование не было предназначено для оценки эффективности лечения (Chu 2015). Это исследование было основано на более раннем, более мелком исследовании на пяти пациентах с глиобластомой, получавших дихлорацетат в течение 15 месяцев (Michelakis 2010). Авторы обнаружили доказательства гибели клеток глиобластомы и уменьшения образования новых кровеносных сосудов (ангиогенез) в опухолях этих пациентов. Исследования раковых клеток в лаборатории также показали, что дихлорацетат увеличивает гибель раковых клеток и уменьшает ангиогенез, который необходим для распространения опухолей (Dunbar 2014; Michelakis 2010). Также было обнаружено, что дихлорацетат значительно повышает кислотность клеток глиобластомы, что может препятствовать их росту (Albatany 2018). Текущие исследования терапевтического потенциала дихлорацетата при солидном раке, вероятно, будут, по крайней мере, частично, направлены на поиск наилучшей дозы, поскольку индивидуальные ответы значительно различаются (Джеймс 2017; Джеймс 2016).

Антидепрессанты

Антидепрессанты также изучаются на предмет возможного воздействия на клетки глиобластомы. Например, флуоксетин (Прозак®), распространенный антидепрессант, как было показано, избирательно убивает клетки глиобластомы в лабораторных экспериментах (Liu, Yang 2015). Кроме того, флуоксетин может снизить количество MGMT в клетках глиобластомы и сделать их более чувствительными к темозоломиду (Song 2015). Было показано, что другие антидепрессанты, такие как имипрамин (тофранил) и амитриптилин (элавил), не дают стволовым клеткам глиобластомы производить больше стволовых клеток (Bielecka-Wajdman 2017).

Рапамицин и ингибирование mTOR

Рапамицин является иммуномодулирующим препаратом, впервые идентифицированным в образцах почвы с острова Пасхи в 1970-х годах. С момента его открытия многое стало известно о том, как рапамицин функционирует в организме. Препарат ингибирует передачу сигналов через путь, называемый мишенью рапамицина (mTOR). Сигнальный путь mTOR объединяет сигналы роста с клеточным метаболизмом и участвует во многих клеточных процессах, включая рост, деление клеток, синтез белка и гибель клеток (Li 2014; Laplante 2012; Jhanwar-Uniyal 2017). Для выполнения своих клеточных активностей mTOR функционирует как часть двух разных мультипротеиновых комплексов, mTORC1 и mTORC2, которые имеют разные функции и по-разному реагируют на рапамицин (Masui 2015; Neil 2016; Jhanwar-Uniyal 2017). Исследования последних лет позволили выявить многие интересные свойства пути mTOR и выявить его потенциал в качестве мишени для терапии рака.
При глиобластоме повышенная передача сигналов mTOR связана с пролиферацией стволовых клеток, рецидивами и устойчивостью к лечению. В исследовании, в котором использовались клетки глиобластомы, полученные от пациентов, рапамицин ингибировал рост клеток, а у мышей, у которых были глиобластомы человеческого происхождения, он почти удвоил время выживания животных (Arcella 2013). В другом исследовании рапамицин уменьшал пролиферацию стволовых клеток рака глиобластомы и их онкогенный потенциал (Mendiburu-Elicabe 2014).
Результаты клинических исследований с использованием рапамицина были скромными или неопределенными (Chheda 2015; Fan 2018).
Рапамицин показал преимущества в фазе I клинических испытаний у некоторых пациентов с глиобластомой (Cloughesy 2008), но результаты фазы II клинических испытаний не были многообещающими. По крайней мере, частично это объясняется взаимодействием с другими сигнальными путями (Li, Wu 2016). Кроме того, хотя нацеливание на mTOR является многообещающей стратегией для глиобластомы, ни один из двух комплексов не полностью ингибируется аналогами рапамицина или рапамицина. Однако экспериментальное соединение, которое ингибировало mTORC1 и mTORC2 вместе, было способно блокировать рост и миграцию клеток глиобластомы, подчеркивая перспективность этого подхода (Neil 2016). Комбинированное ингибирование двух комплексов было также подчеркнуто в качестве многообещающей терапии в других исследованиях глиобластомы (Gulati 2009; Luchman 2014; Kahn 2014).
Исследователи изучали способы манипулирования путём mTOR, которые могли бы улучшить результаты для людей с глиобластомой. Существующие препараты, которые нацелены на mTOR, в настоящее время не подходят для лечения глиобластомы.


ВОПРОСЫ ПИТАНИЯ И ОБРАЗА ЖИЗНИ

Американское онкологическое общество и Американская ассоциация по опухолям головного мозга разработали несколько рекомендаций по питанию и образу жизни для больных раком. Хорошее питание может помочь пациентам справиться с побочными эффектами лечения рака, сохранить энергию (Toles 2008), избежать инфекций (Di Furia 2015) и даже бороться с болезнью. В целом, рацион пациентов должен быть богат разнообразными овощами и здоровыми источниками белка и ненасыщенных жиров (ACS 2015; Vanderwall 2012; Toles 2008). Для некоторых пациентов программа упражнений может улучшить настроение и качество жизни (Левин, 2016).

Кетогенная диета

В кетогенной диете особое внимание уделяется здоровым жирам и белкам с очень небольшим количеством углеводов (обычно менее 20 г чистых углеводов в день) (Winter 2017; Paoli 2015; Westman 2008). Эта диета иногда рекомендуется для уменьшения частоты приступов у детей и взрослых, страдающих эпилепсией, но она также может быть полезна при глиобластомах, поскольку известно, что эти опухоли зависят от углеводов для получения энергии (Varshneya 2015; Winter 2017).
Обнаружено, что кетогенная диета контролирует рост опухоли и продлевает выживаемость в исследованиях на животных (Varshneya 2015; Klement 2016). Другие исследования показали, что диета может усиливать иммунный ответ на опухолевые клетки и обеспечивать преимущества при использовании в сочетании с другими видами лечения, такими как облучение (Lussier 2016). У людей диета хорошо переносится и безопасна (Champ 2014). Анализы крови можно использовать для проверки того, насколько хорошо питание снижает уровень глюкозы в крови и повышает уровень кетонов (Meidenbauer 2015). Было проведено или проводится несколько интервенционных испытаний фазы I или II, чтобы выяснить, может ли кетогенная диета улучшить результаты для людей с глиобластомой (Lin 2016; Klein 2016a; Klein 2016b; Martin-McGill 2017).
Некоторые исследования показали, что ограничение потребления калорий может усилить эффект кетогенной диеты (Maroon 2015; Seyfried 2012). Ограничение калорийности может быть достигнуто за счет сокращения ежедневного потребления или прерывистого поста. Тем не менее, пациенты с запущенным раком должны работать с диетологом-онкологом, чтобы убедиться, что они потребляют адекватное питание (Maroon 2015).

Потребление кофе и чая

Кофе и чай также рассматривались как потенциальное диетическое вмешательство для снижения риска развития глиом. В большом исследовании участников из 10 европейских стран ежедневное потребление 100 мл (около половины чашки) или более кофе или чая было связано с более низким риском развития глиомы. Ассоциация была немного сильнее у мужчин (Michaud 2010). Об этом же благоприятном эффекте сообщалось в другом исследовании, в котором изучалось потребление кофе и чая людьми из Соединенных Штатов. Это исследование, проведенное в США, показало, что у тех, кто пил пять или более чашек кофе и/или чая в день, вероятность развития глиом меньше, чем у тех, кто пил меньше одной чашки в день (Holick 2010).
Кофе содержит соединение под названием хлорогеновая кислота, которая, как было показано, ингибирует рост клеток глиобластомы в лабораторных исследованиях (Xue 2017; Belkaid 2006). Другие соединения в кофе включают kahweol и cafestol, которые, как было показано, у животных увеличивают активность MGMT, который обычно подавляется в клетках глиобластомы (Huber 2003). Кроме того, одна из молекул в чае, называемая эпигаллокатехин галлат (EGCG), может обратить вспять пассивность MGMT в экспериментах на клеточных культурах (Fang 2003). Также было показано, что EGCG улучшает эффективность темозоломида в модели глиобластомы у мышей (Zhang 2015; Chen 2011).


ИНТЕГРАТИВНЫЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Мелатонин

У человека природный гормон мелатонин участвует в цикле сна и бодрствования и в эндокринной функции. Мелатонин может стимулировать иммунную систему и помогать бороться с воспалением (Zheng 2017; Zisapel 2018). Для некоторых пациентов с бессонницей мелатонин может помочь улучшить их качество сна (Kurdi 2016; Wade 2007; Wade 2010).
Недавние лабораторные данные показали, что мелатонин может ингибировать жизнеспособность и самообновление стволовых клеток глиобластомы (Zheng 2017). В исследовании стволовых клеток глиобластомы, выделенных из хирургических образцов пациентов, мелатонин воздействовал на клеточные сигнальные пути, участвующие в выживании и делении клеток (Chen 2016). Мелатонин может блокировать проникновение клеток глиобластомы в новые области путем ингибирования генов, участвующих в тканевой инвазии и образовании новых кровеносных сосудов (Zhang 2013). В лабораторных исследованиях мелатонин усиливал действие химиопрепаратов, в том числе темозоломида, указывая на то, что он может быть особенно полезен для пациентов, проходящих традиционное лечение (Martin 2013).
В одном раннем клиническом исследовании 30 пациентов с глиобластомой были рандомизированы либо на лучевую терапию плюс пероральный прием мелатонина (20 мг в день), либо на лучевую терапию. Через год 6 из 14 пациентов, принимавших мелатонин, и только один из 16 пациентов контрольной группы были еще живы. Авторы также отметили, что побочные эффекты облучения были менее частыми в группе мелатонина (Lissoni 1996).

Витамин D

Витамин D и некоторые его метаболиты могут препятствовать делению клеток глиобластомы в лабораторных условиях (Garcion 2002; Magrassi 1998; Magrassi 1995). Интересно, что одно исследование показало, что уровни рецептора витамина D повышены в образцах ткани глиобластомы по сравнению с незлокачественной тканью головного мозга. Пациенты с рецептором витамина D, присутствующим в их опухолях, имели лучший результат в одном ретроспективном анализе (Salomon 2014). Лабораторные исследования показали, что витамин D усиливает токсичность темозоломида в отношении клеток глиобластомы. Кроме того, комбинированное лечение с темозоломидом и витамином D продлевало выживаемость и уменьшало прогрессирование опухоли на крысиной модели глиобластомы (Bak 2016).

Селен

Селен является важным микроэлементом (Tinggi 2008). Первые клинические доказательства связи между селеном и раком головного мозга появились, когда было обнаружено, что уровни селена в крови были значительно ниже у пациентов со злокачественными опухолями головного мозга, чем у здоровых людей (Филиппов 1988). Клинические исследования еще не подтвердили пользу добавок селена для пациентов с глиобластомой, но лабораторные исследования показывают, что селен может уменьшить некоторые негативные эффекты химиотерапии, в то же время делая раковые клетки более чувствительными к химиотерапии (Якубов, 2014). Например, селенит натрия снижает пролиферацию клеток и вызывает гибель клеток в некоторых типах клеток глиобластомы человека (Hazane-Puch 2016). В другом лабораторном исследовании селенит натрия ингибировал пролиферацию клеток глиобластомы человека и клеток глиомы крысы (Zhu 1995). Смесь питательных веществ, которая содержала несколько ингредиентов, включая селен, лизин, пролин, аскорбиновую кислоту и экстракт зеленого чая, значительно снижала способность клеток глиомы проникать через желатиновый материал, используемый в лаборатории для изучения распространения опухоли (Roomi 2007). Исследование, которое химически связывало селен с темозоломидом, показало, что новое соединение эффективно против клеток глиомы, резистентных к темозоломиду; также в клетках глиобластомы человека новое соединение вызывало разрывы ДНК и убивало клетки более эффективно, чем только темозоломид (Cheng 2012).

Каротиноиды

Каротиноиды, которые являются предшественниками витамина A, и ретиноиды, которые являются производными, структурно сходными с витамином A, показали антиоксидантные свойства и защитные эффекты против некоторых типов рака (Niles 2000; Uray 2016; Milani 2017; Shapiro 2013). Противораковые эффекты одного ретиноида, называемого полностью транс-ретиноевой кислотой (ATRA), были изучены в нескольких исследованиях (Haque 2007; Yang 2018; Yin 2017). ATRA, отдельно или в сочетании с препаратом под названием рапамицин, стимулировал превращение стволовых клеток глиобластомы в специализированные клетки и замедлял их движение (Friedman 2013). Другое исследование показало, что ATRA нарушает движение клеток, похожих на стволовые глиомы, и снижает выработку химических веществ, которые стимулируют образование кровеносных сосудов (Campos 2010). Недавнее исследование показало, что ATRA усиливает действие темозоломида на клетки глиобластомы человека (Shi 2017). Обработка клеток глиобластомы человека ATRA или другим ретиноидом, называемым 13-цис-ретиноевой кислотой или изотретиноином, повышает вероятность гибели клеток при воздействии препарата химиотерапии паклитакселом (Таксол) (Das 2008). Бексаротин (Targretin), ретиноид, используемый для лечения лимфомы (Zhang 2006), ингибировал миграцию клеток глиобластомы и изменял экспрессию нескольких связанных с раком генов в сторону более благоприятного профиля. Соединение также убивало опухолевые клетки на мышиной модели мультиформной глиобластомы (Heo 2016).
Благоприятные эффекты ретиноидов были изучены в клинических испытаниях, в которые были включены пациенты с глиобластомой (Yung 1996; см. 2004; Levin 2006). Изотретиноин был исследован в нескольких исследованиях в качестве поддерживающей терапии, предназначенной для того, чтобы помочь отсрочить рецидив опухоли. Один ретроспективный анализ показал, что пациенты, принимающие изотретиноин, жили в среднем приблизительно 25 месяцев без прогрессирования заболевания по сравнению со средним числом приблизительно 8 месяцев у тех, кто не принимал изотретиноин (Chen 2014). Наиболее распространенные побочные эффекты были связаны с кожей (Yung 1996).

Босвеллия (Ладанное дерево)

Есть исследуемые природные соединения растений на предмет их противоопухолевых свойств, такие как босвеллиевые кислоты, которые являются экстрактами смолы смолы растений Boswellia (Schneider 2016; Strowd 2015). Босвеллиевые кислоты показали многообещающие результаты в экспериментах на клеточных культурах и в исследованиях на животных против нескольких типов рака, включая колоректальный рак, глиому, рак простаты, рак поджелудочной железы и лейкемию (Roy 2016). В частности, эти сильнодействующие соединения могут вызывать гибель клеток, подавлять воспаление, уменьшать инвазию тканей и образование кровеносных сосудов и ингибировать сигнальные пути, которые стимулируют развитие рака (Roy 2016; Winking 2000).
В недавнем исследовании описаны эксперименты, предназначенные для определения того, могут ли босвеллиевые кислоты усиливать противоопухолевые эффекты стандартной терапии, такой как темозоломид или радиация. Обработка клеток глиобластомы человека босвелловыми кислотами приводила к гибели клеток. Когда босвеллиевые кислоты использовались в комбинации с темозоломидом или радиацией, наблюдался комбинированный эффект, превышающий сумму их отдельных эффектов, что указывает на то, что босвеллиевые кислоты могут быть перспективным дополнительным лекарством для пациентов с глиобластомой (Schneider 2016). Босвеллиевые кислоты также полезны для уменьшения отека мозга, который может развиться в результате опухолей головного мозга или их лечения лучевой терапией (Lin 2013; Brandes 2008; Streffer 2001). Одно исследование проверило влияние H15, экстракта, содержащего босвеллиевую кислоту из смолы растения Boswellia serrata, на отек головного мозга у 12 пациентов с опухолями головного мозга. Отек уменьшился у двух из семи пациентов с глиобластомой (Streffer 2001). Во втором исследовании 44 пациента с опухолями головного мозга принимали либо 4200 мг в день экстракта Босвеллии или плацебо, проходя лучевую терапию. В группе с экстрактом босвеллии наблюдалось значительное уменьшение отека мозга по сравнению с группой, принимавшей плацебо. Снижение отека более чем на 75% наблюдалось у 60% пациентов, получавших экстракт, по сравнению с 26% пациентов, получавших плацебо (Kirste 2011).

Куркумин

Куркумин (диферулоилметан), полученный из растения Curcuma longa, является компонентом специи куркумы (Sordillo 2015). В нескольких лабораторных исследованиях изучалось клеточное действие куркумина на клетки глиобластомы. Куркумин влияет на несколько путей рака, необходимых для деления клеток, выживания, инвазии и метастазирования (Klinger 2016; Rodriguez 2016). Куркумин может уменьшить или даже устранить стволовые клетки глиобластомы, которые, как известно, не подвержены химиотерапии, уменьшая их количество, убивая их или превращая их в менее опасный тип клеток (Sordillo 2015; Fong 2010; Zhuang 2012).
Одно исследование использовало форму куркумина, связанного с антителом, чтобы помочь нацелить куркумин на клетки глиобластомы и близлежащую микроглию, тип поддерживающей клетки в центральной нервной системе. Комбинация использовалась для лечения мышей с глиобластомой. Ремиссия глиобластомы была отмечена у половины животных. Лабораторные анализы показали, что куркумин убивает клетки глиобластомы и улучшает способность клеток микроглии убивать близлежащие раковые клетки (Mukherjee 2016). В другом исследовании на мышах животным трансплантировали клетки глиобластомы человека и обработали куркумином. Куркумин проникает в мозг, ингибирует образование новых кровеносных сосудов и снижает концентрацию гемоглобина в опухолях (Perry 2010).
Существуют также доказательства того, что куркумин может повысить эффективность химиотерапевтических препаратов (Klinger 2016). В лабораторных исследованиях клеток глиобластомы куркумин усилил анти-пролиферативную, анти-миграционную и клеточную гибель гидрохлорида нимустина, химиотерапевтического препарата, широко используемого для лечения глиобластомы. Это комбинированное лечение может быть многообещающим терапевтическим подходом (Чжао 2017). Куркумин может также оказывать влияние на раковые клетки благодаря своей способности увеличивать выработку церамида, типа жировой молекулы (липида), обнаруживаемой в мембранах клеток, где он играет важную роль в передаче сигналов (Moussavi 2006; Burgert 2017; Stancevic 2010). Это открытие важно, потому что было обнаружено, что повышенное количество церамида повышает чувствительность клеток глиомы к химиотерапии (Grammatikos 2007).

Ресвератрол

Ресвератрол встречается у некоторых растений (Valentovic 2018). Черника и виноград - превосходные источники (Zeng 2017). Ресвератрол рассматривается как потенциальное противораковое лечение, которое может повлиять на каждую из трех основных стадий развития рака: инициация, развитие и прогрессирование (Jang 1999).
В одном исследовании ресвератрол ингибировал рост клеток глиобластомы человека и вызывал гибель клеток в зависимости от дозы (Mirzazadeh  2017). Он также ингибировал рост глиобластомных стволовых клеток и подавлял рост глиобластомы на мышиной модели (Clark 2017). В ходе исследования были изучены клетки, инициирующие глиобластому, которые представляют собой опухолевые клетки с повышенным инвазивным потенциалом (Mughal 2015), которые связаны с устойчивостью к лечению (Rivera 2013). Ресвератрол ингибировал сигнальный путь в этих клетках и подавлял выработку белка, участвующего в клеточной инвазии (Jiao 2015). В лабораторном исследовании, в котором использовали несколько типов клеток глиобластомы, ресвератрол ингибировал клеточные движения и инвазивность, активируя основной путь передачи сигналов (Xiong 2016).
Ресвератрол может также повысить чувствительность раковых клеток к темозоломиду и радиации. В одном исследовании клетки, инициирующие глиобластому, были выделены у двух пациентов с глиобластомой. Ресвератрол сенсибилизировал эти клетки к темозоломиду (Li, Liu 2016). В исследованиях in vitro и на мышиной модели темозоломид более эффективно вызывал гибель клеток и ингибировал миграцию клеток при использовании вместе с ресвератролом (Li, Liu 2016; Yuan 2012). Ресвератрол может преодолеть резистентность к темозоломиду, уменьшая количество MGMT в резистентных клетках (Huang 2012). В линии стволовых клеток глиомы, устойчивой к радиации, ресвератрол повышает чувствительность клеток к радиации (Wang 2015).

Кверцетин

Кверцетин - это растительный флавоноид, встречающийся в природе и обладающий многими потенциальными противораковыми свойствами (Vidak 2015; База данных Natural Medicines 2017). Многочисленные лабораторные эксперименты показали, что кверцетин может убивать клетки глиобластомы человека. Кверцетин может также ингибировать способность клеток глиобластомы метастазировать (Liu, Tang, Yang 2017; Liu, Tang, Lin 2017; Kim 2013), снижать их жизнеспособность (Pan 2015; Kim 2013), снижать их способность размножаться и мигрировать (Michaud -Levesque 2012) и подавляют образование кровеносных сосудов (Liu, Tang, Yang 2017). Другое исследование показало, что кверцетин может повышать чувствительность клеток глиобластомы к темозоломиду и радиации (Sang 2014; Pozsgai 2013).

Зеленый чай и EGCG (ЕГКГ)

Эпигаллокатехин-3-галлат (EGCG) представляет собой флавоноид зеленого чая, обладающий известной противораковой, антиоксидантной и противовоспалительной активностью (Siegelin 2008; Chu 2017). В лабораторных исследованиях, в которых использовались клеточные линии глиобластомы человека, воздействие EGCG способствовало гибели клеток (Siegelin 2008; Yokoyama 2001). EGCG нацелен на некоторые клеточные события, опосредованные матриксными металлопротеиназами, включая некоторые пути, которые контролируют клеточную миграцию (Annabi 2002). EGCG также может ингибировать белок, который делает клетки глиобластомы более устойчивыми к химиотерапии и блокирует их гибель (Bhattacharjee 2015). В стволовых клетках глиобластомы человека EGCG усиливает действие темозоломида (Zhang 2015). EGCG и другие катехины из зеленого чая могут бороться с раком частично благодаря своей способности ингибировать активность важного клеточного сигнального пути (Sachinidis 2000). В двух разных типах клеток глиобластомы человека EGCG активировал пути гибели клеток. Интересно, что EGCG не оказывал такого влияния на здоровые клетки мозга человека (Das 2010). Исследования на мышах с глиобластомой также обнадеживают. EGCG значительно улучшил терапевтические эффекты темозоломида, и комбинация продлила выживаемость мышей по сравнению с одним темозоломидом (Chen 2011).

Хризин (Chrysin)

Хризин - флавоноид, встречающийся в природе в меде, прополисе и многих растениях, может бороться с воспалением и раком (Mani 2018). Хризин способствовал гибели клеток в исследованиях нескольких клеточных линий глиобластомы (Han 2017; Noureddine 2017). Другое исследование показало, что хризин снижает митохондриальную функцию клеток глиобластомы и снижает выработку белка, участвующего в инвазии опухоли (Santos 2015). Экстракт прополиса убивал клетки глиобластомы человека и усиливал действие темозоломида (Markiewicz-Zukowska 2013).


Апигенин

Другое растительное соединение, называемое апигенином, ингибировало клеточные пути, вовлеченные в пролиферацию и выживание клеток глиобластомы. Обработка апигенином заставляла клетки останавливаться в определенный момент в процессе их клеточного деления (Stump 2017). Апигенин также сильно подавлял инвазивность стволовых клеток глиобластомы (Kim 2016). Это важный вывод, потому что стволовые клетки могут самообновляться и устойчивы к радиотерапии и химиотерапии (Yi 2016; Gursel 2011). В клетках глиомы человека апигенин снижает выработку TGF-бета 1, сигнальной молекулы, участвующей в миграции, инвазии и образовании кровеносных сосудов (Freitas 2011). Важно отметить, что апигенин может не оказывать такого же влияния на нормальные клетки. Одно исследование показало, что апигенин активировал пути гибели клеток в двух разных клеточных линиях глиобластомы человека, но не в нормальных астроцитах человека (Das 2010). Подробнее в статьях:


Фитоэстрогены

Фитоэстрогены представляют собой соединения растений, которые по структуре похожи на гормон эстроген (Khani 2011). Соевые бобы, льняное семя и орехи являются хорошими источниками (Carmichael 2011; Cotterchio 2006). В мышиной модели человеческой глиобластомы фитоэстроген, называемый генистеином, ингибировал рост опухоли после 10 дней лечения. Клеточный и молекулярный анализ показал, что генистеин замедлял рост опухоли, уменьшая образование новых кровеносных сосудов в опухоли (Liu, Liu 2015). Другое исследование показало, что генистеин может уменьшать пролиферацию клеток глиобластомы, останавливая их деление и снижая активность теломеразы, фермента, который необходим раковым клеткам для защиты концов своих хромосом и выживания (Khaw 2012; Jafri 2016).
Дайдзеин - это еще один фитоэстроген. Одно исследование показало, что даидзеин может помочь активировать клеточные пути, участвующие в гибели клеток в клетках глиобластомы. Это лечение не повлияло на здоровые клетки мозга (Siegelin 2009).

Хонокиол (Honokiol)

Хонокиол - это природный биоактивный полифенол, извлеченный из коры дерева магнолии лекарственной. Хонокиол оказывал противовоспалительное, антимикробное и противоопухолевое действие в лабораторных исследованиях (Cheng 2016; Lin, Chang 2016). Исследователи сообщают, что хонокиол может ингибировать деление клеток глиобластомы и раковых стволовых клеток (Lai 2015) и убивать клетки глиобластомы с помощью нескольких механизмов (Zhang, Ren 2014; Liang 2014). Способность хонокиола вызывать гибель клеток глиобластомы может быть обусловлена, по крайней мере частично, его способностью стимулировать белок, вызывающий гибель клеток, и ингибировать белок, предотвращающий гибель клеток (Jeong 2012). Другое исследование показало, что хонокиол ингибировал взаимодействие между клетками глиобластомы человека и клетками, которые выстилают кровеносные сосуды, предполагая, что он может ингибировать распространение опухолевых клеток через кровоток (Joo 2014). В экспериментах с клеточной культурой глиобластомы хонокиол и подобное соединение под названием магнолол были более эффективными при уничтожении раковых клеток при совместном использовании (Cheng 2016).
Хонокиол представляет особый интерес для лечения глиобластомы, поскольку исследования на мышах предполагают, что соединение может проникать из крови в мозг (Lin 2012). На мышиной модели человеческой глиобластомы хонокиол вызывал гибель клеток и значительно продлевал выживание мышей (Lin, Chang 2016). Ряд генов, участвующих в регуляции клеточного цикла, были активированы у обработанных мышей. В аналогичном исследовании комбинация хонокиола и магнолола ингибировала прогрессирование опухоли и убивала раковые клетки более эффективно, чем химиотерапевтический препарат темозоломид (Cheng 2016).

Полиненасыщенные жирные кислоты

Несколько типов полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) были изучены для лечения глиобластомы. Обработка клеток глиобластомы докозагексаеновой кислотой (DHA), омега-3 ПНЖК, привела к нескольким клеточным и молекулярным изменениям, которые указывают на гибель клеток. Авторы провели дополнительный эксперимент на мышах с глиобластомами. Мыши были изменены для экспрессии фермента, который превращает омега-6 ПНЖК в омега-3 ПНЖК. Увеличение количества омега-3 ПНЖК было связано с уменьшением объема опухоли (Kim 2018). Когда различные типы клеток глиомы подвергались воздействию различных ПНЖК, включая арахидоновую кислоту, гамма-линоленовую кислоту (ГЛК) и ДГК, экспрессия определенных генов, участвующих в гибели клеток, увеличивалась (Farago 2011). Открытые клинические исследования показали, что GLA может быть эффективным против злокачественных глиом (Das 2007; Das 2004). Было обнаружено, что у пациентов с глиомой доставка GLA непосредственно в опухоль является безопасной, а в некоторых случаях это приводит к регрессии опухоли. Несколько участников выжили без новых симптомов в течение двух лет (Das 1995).

Расторопша

Силибинин (силибин) представляет собой биологически активное соединение в экстрактах семян растения расторопши (Silybum marianum) (Zou 2017; Ham 2018). В лабораторных исследованиях силибинин ингибировал инвазивные признаки высокоинвазивных клеток глиобластомы (Momeny 2010). Еще одна стратегия - тестирование силибинина в комбинации с лютеолином, другим растительным соединением. Эта комбинация ингибировала рост клеток глиобластомы более эффективно, чем темозоломид, замедляла миграцию клеток и вызывала гибель клеток глиобластомы и стволовых клеток глиобластомы (Chakrabarti 2016; Chakrabarti 2015).
Силибинин также хорошо работает в сочетании с триоксидом мышьяка, препаратом, одобренным для лечения лейкемии (Khairul 2017; Lengfelder 2012). В клетках глиобластомы комбинация силибинина и триоксида мышьяка замедляла метаболизм опухолевых клеток и увеличивала гибель клеток (Dizaji 2012). Недавнее исследование показало, что силибинин увеличивает накопление мышьяка в клетках глиобластомы, обработанных триоксидом мышьяка (Gulden 2017).

Витамин E

Альфа-, бета-, гамма- и дельта-токотриенол являются соединениями, относящимися к группе витаминов E, и могут помочь в борьбе с раком и воспалением (Comitato 2017; Abubakar 2015). В лабораторных исследованиях альфа-, гамма- и дельта-токотриенолы ингибировали рост клеток глиобластомы человека и вызывали разрывы ДНК. Дельта-токотриенол убивал клетки более эффективно, чем альфа- и гамма-токотриенол (Lim 2014). Дельта-токотриенол также хорошо работал в сочетании с экстрактами растения Tabernaemontana corymbosa , традиционным лечением рака в Бангладеш (Abubakar 2016) и экстрактами растений рода Ficus (Abubakar 2015).


Эллаговая кислота

Эллаговая кислота, природное соединение, которое содержится во многих фруктах и ​​растениях, также может быть полезна для здоровья пациентов с глиобластомой. В клетках глиобластомы человека эллаговая кислота ингибирует жизнеспособность и пролиферацию клеток и повреждает их ДНК. Затем авторы подтвердили эти результаты у мышей с глиобластомой и обнаружили, что эллаговая кислота ингибирует сигнальные пути, вовлеченные в пролиферацию и инвазию раковых клеток (Wang 2017). Другое исследование показало, что эллаговая кислота резко снижает уровень белков, которые защищают опухолевые клетки от гибели (Wang 2016). Экстракт корня Пустырника сибирского  (Leonurus sibiricus L), традиционного лекарственного растения, найденного в Китае, Японии, Корее, Вьетнаме и Южной Сибири, содержит эллаговую кислоту и ряд других полифенольных соединений. Экстракт эффективно убивал клетки глиобластомы человека, регулируя гены, участвующие в гибели клеток (Sitarek 2016).

Хлорогеновая кислота

Хлорогеновая кислота - это фенольное соединение, которое содержится в кофе, зеленом чае, яблоках и грушах. Соединение ингибировало рост клеток глиобластомы и уменьшало рост глиобластомы у мышей. Некоторые из иммунных клеток в опухолях этих обработанных мышей были изменены на форму, которая может более легко разрушать опухолевые клетки (Xue 2017). Другое исследование показало, что хлорогеновая кислота ингибирует миграцию клеток и секрецию белка, участвующего в инвазии опухоли (Belkaid 2006).

Фолиевая кислота и фолат

Фолат (витамин B9) является важным питательным веществом, относящимся к группе витаминов группы B. Его синтетическим аналогом является фолиевая кислота. Фолат содержится во многих темно-зеленых овощах, таких как шпинат, а также в авокадо, клубнике и апельсиновом соке (Bannink 2015; Donnelly 2001; Milman 2012). Фолат необходим для синтеза ДНК и РНК и обеспечивает метильные группы, которые могут влиять на экспрессию генов, таких как MGMT (Greenberg 2011; Blom 2011). Лабораторные исследования показали, что воздействие фолиевой кислоты на клетки глиомы приводит к определенным полезным изменениям метилирования ДНК, включая метилирование MGMT . Изменения метилирования были связаны со снижением пролиферации и повышенной чувствительностью к темозоломиду (Hervouet 2009). В клетках глиомы воздействие фолата также влияло на статус метилирования гена фактора роста PDGF-B и значительно уменьшало клеточную пролиферацию (Zhou 2014).

Дополнительно

Прием лекарственных трав с противоопухолевыми эффектами также доказали свои преимущества в борьбе с многими видами рака:
   настойка или сок чистотела (по 15-30 капель несколько раз в день)
   корни одуванчика
   корни репейника
   полынь + гвоздика + черный орех


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1.   Brain Tumor. https://www.lifeextension.com/Protocols/Cancer/Brain-Tumor-Glioblastoma/Page-01
ОПУХОЛЬ ГОЛОВНОГО МОЗГА – ГЛИОБЛАСТОМА. Dmitry Pushkar 5 of 5
Мультиформная глиобластома - это агрессивный тип опухоли головного мозга, для которого срочно необходимы новые и лучшие варианты лечен...

Купить добавки из статей можно в международном онлайн магазине iHerb,
специализирующийся на продукции высокого качества из натуральных органических
ингредиентов

используя промокод WNT909 журнала PUSHKAR каждый раз при заказе,
вы благодарите и поддерживаете журнал.
применить код можно перейдя в магазин по этой ссылке перед оформлением заказа

Комментариев нет:

Отправить комментарий