КАК ПОСТИТЬСЯ С ПОЛЬЗОЙ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ, НЕ НАВРЕДИТЬ ОРГАНИЗМУ И НЕ ПОЛУЧИТЬ БОЛЕЗНИ.

| 05 июля 2020
КАК ПОСТИТЬСЯ С ПОЛЬЗОЙ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ, НЕ ВРЕДИТЬ ОРГАНИЗМУ И НЕ ПОЛУЧИТЬ БОЛЕЗНИ.


Во время многодневных постов может начать болеть живот, развиться гастрит и язва, или начать проявляться хронические заболевания. Это связано с неправильным пониманием, что такое пост.

Пост – это не пищевое и телесное самоистязание, это не пищевой и телесный мазохизм.

Пост – это тренировка силы воли, самоорганизации, стойкости, мужества. И заключается пост в воздержании и ограничении от страстей и грехов, в бо́льшем внимании и понуждении себя к исполнению слов Иисуса Христа, следованию с Ним и за Ним, чем в исполнении правил строгой гастрономической диеты. Следовать за Ним - значит входить через узкие врата и идти по стеснённому пути, чтобы участвовать в царстве небес (Мф. 7:13-14).

Иисус Христос - это Жизнь и Истина, которые не совместимы с религией. Истина не может быть религией, она всегда вне её, потому что религия мешает наслаждаться Иисусом Христом. Религиозные занятия и правила - пищевой пост - это религиозная практика. Быть религиозным - значит делать что-либо для Бога, не имея Христа. Для религиозных людей всегда важны их доктрины и правила. Последователи Иисуса Христа должны ходить, будучи управляемы и направляемы не той или иной доктриной, а только Им и Его присутствием.

Для людей царства важен не пост и не какое-либо другое религиозное занятие, а церковная жизнь, в которой Христос является их содержимым. Иисус Христос пришел основать не земную религию обрядов, а небесное царство жизни. Он основывает такое царство не с помощью каких-то мёртвых религиозных обычаев, а с помощью Самого Себя, живой личности, будучи для Своих последователей Спасителем, Врачом, Женихом (Мф. 9:15), небелёной тканью (Мф. 9:16) и молодым вином, чтобы они, в полноте наслаждались Им, стали содержащими Его новыми мехами и составили Его царство (Мф. 9:17).

Мы все – новоначальные, и поститься по еде нам требуется по разуму, то есть с рассуждением, особенно тем, кто начинает поститься впервые.

Как начинать пищевой пост:

1.   Начинать пост лучше с однодневных постов по средам и пятницам. Убрать из рациона мясо и мясные продукты (включая птицу и рыбу), а также продукты животного происхождения (яйца и молоко), оставить стакан кефира или лучше питьевой йогурт без вкусовых добавок, так как йогурт делают только на бактериальной закваске, а кефир на грибково (дрожжевой) - бактериальной. Можно йогурт делать самим или же делать простоквашу из свежего молока. Так же один раз в день вместе с пищей можно съесть небольшой кусок сыра – это источник полезных ферментов для лучшего пищеварения.
В однодневные постные дни стараться есть пищу меньше, чем в скоромные дни (не постные) на 30-50%.

2.   Многодневные посты начинать с ограничения в количестве мясных продуктов, но не отказываться от них полностью. Так резкое изменение рациона питания и питательных веществ, белков животного происхождения, ведет к изменению и нарушению не только микробиоты (микрофлора) кишечника и микробиома, но и нарушает работу всей системы ЖКТ, что и может привести к воспалительным процессам в желудке и других органах.
Стоит уменьшить количество мясных продуктов и продуктов животного происхождения (яйца, молочные продукты, мясо птицы, рыба) в 2-3 раза по сравнению с обычным рационом питания (скоромными днями).
Лучше отказаться в постные дни от рафинированных продуктов, готовых продуктов и полуфабрикатов (сосиски, колбасы и прочее). Стараться воздерживаться от сахара и пищи с ним.
Так же и с остальными продуктами – уменьшить потребление на 30-50%. Лучшим видом пищевого поста без вреда для здоровья, а с пользой для организма является - ограничение калорий.


Пост – это воздержание от излишеств в пище, от получения удовольствия от пищи, но больше это воздержание от грехов и страстей! 

Пост - это отстранение от суеты и наслаждений этого мира - мира тела и плоти. Это и есть входить через узкие врата и идти по стеснённому пути.

Пост - это уделение бо́льшего внимания и времени Богу, общению с Ним через молитвы, чтение Евангелия и духовной литературы. Это время для рассуждений, для внимания к отношениям между собой и Богом.
Читай в статьях:

Хороший пример из жития святых «Отечника» Игнатия Брянчанинова:

12. … авва Даниил пришел в Иеромополь, и сказал ученику своему: «Поди в монастырь женский, и, постучавшись во врата, скажи игумении, что я пришел. Этот монастырь называется монастырем аввы Иеремии; в нем живет триста постниц». Ученик пошел и постучался во врата. Подошла привратница, и тихим голосом извнутри сказала ему: «Спасайся! благословен приход твой! чего ты желаешь?» Он отвечал: «Имею нечто сказать игумении». Привратница сказала на это: «Великая не беседует ни с кем; но скажи, чего желаешь, и я передам ей». Он отвечал: «Поди, передай ей, что некоторый монах имеет нужду переговорить с нею». Привратница поспешно пошла и поведала игумении.

Пришла игумения и сказала тихим голосом: «Спасайся, брат! чего ты желаешь?»
Монах отвечал: «Окажи любовь, дозволь мне провести эту ночь здесь с другим братом, чтоб нас не съели звери». Игумения сказала ему: «Брат! никогда мужчина не входил сюда. Легче будет для вас, если съедят вас внешние звери, нежели внутренние». Брат отвечал: «Здесь авва скитский, Даниил». Она, услышав это, отворила обе половины ворот и вышла навстречу старцу со всеми постницами.

Они устлали одеждами своими весь путь от ворот до того места, где был старец, и, поклоняясь перед ним, целовали ноги его. Таким образом с великою радостию и веселием ввели его в монастырь. Игумения велела принести лохань, влила в нее воду, согретую с благовонными травами, и, поставив постниц в два лика, сама своими руками умыла ноги старцу, также и ученику его.

Потом она подводила постниц по одной к умывальнице и окропляла их этим святым омовением; оставшееся же после всех возлила на главу свою и в недра свои. Монахини представляли собою чудное зрелище: они были безгласны, как камни, и беседовали одна с другою знаками. Походка и вид их были ангельские.

Старец спросил игумению: «Нас ли стыдятся сестры, или они всегда таковы?»
Игумения отвечала: «Рабыни твои, владыка, всегда таковы; но молись о них».

Старец сказал ей: «Скажи ученику моему, чтоб он научился у них молчанию: потому что он, живя со мною, ведет себя как Готт» (Готы были очень крикливы).
Одна из сестер лежала посреди монастыря и спала; на ней была рубищная одежда. Старец спросил игумению: «Кто это лежит?» Она отвечала ему: «Одна из сестер, преданная страсти пьянства. Что делать с нею? не знаю. Выгнать ли ее из монастыря? боюсь греха. Оставить ли ее так? но она смущает сестер».

Старец сказал ученику своему: «Возьми умывальницу и возлей на нее воды».

Он сделал так. Она встала, как встают упившиеся вином. При этом игумения сказала: «Владыка! такова она всегда, какою ты видишь ее теперь». И ввела игумения авву Даниила в трапезу, предложила вечерю сестрам и сказала: «Авва! благослови рабыням твоим вкусить с тобою». Он благословил им. Великая и вторая по ней сели с ним. Старцу предложили моченое сочиво, невареную зелень, финики и воду; пред учеником его поставили немного хлеба, вареной зелени и вина, растворенного водою; инокиням же предложили различную вареную пищу, и рыбу, и вина в достаточном количестве. При этом никто не произнес ни одного слова. Когда встали из-за трапезы, – старец сказал игумении: «Что вы это сделали? лучшую пищу следовало употребить нам, а употребили ее вы». Игумения отвечала старцу: «Владыка! ты монах: и потому я предложила тебе пищу монашескую; ученику твоему, так как он ученик старца, предложена пища также монашеская; мы же – новоначальные, и потому употребили пищу новоначальных». Старец сказал на это: «Бог да исполнит любовь вашу: потому что мы извлекли большую пользу из действий ваших». Когда все разошлись спать, старец сказал ученику своему: «Поди, посмотри, где будет спать пьяная, лежавшая среди монастыря». Он посмотрел, и сказал старцу: «Там, где сестры исправляют телесную нужду, близ отхожего места». Старец сказал ученику: «Побдим эту ночь». Когда уснули все инокини, старец взял ученика и подошел к тому месту, где лежала мнимая пьяная. Они увидели, что она встала и воздела руки к небу; слезы ее потекли подобно потоку, и творила она бесчисленное множество коленопреклонений. Когда же слышала, что какая-либо из сестер приходила для исправления телесной нужды, то повергалась на землю и представлялась спящею и храпящею. Так проводила она начало каждой ночи. И сказал старец ученику своему: «Призови ко мне игумению и вторую по ней, призови их тайно».

Он пошел и призвал игумению и вторую по ней, и они всю ночь смотрели на подвиг мнимой пьяной. Тогда игумения начала говорить с плачем: «О сколько зла делала я ей!» Когда ударили в било церковное, игумения поведала всем инокиням виденное ею, и все предались великому плачу. Она же, уразумев, что тайна ее открыта, пришла, не примеченная никем, туда, где отведен был ночлег для старца, похитила жезл его и милоть, вслед за этим отворила ворота монастыря и ушла, оставив на воротах надпись: «Матери и сестры! простите меня, согрешившую пред вами, и молитесь о мне». При наступлении дня начали искать ее, и не нашли; пришедши к воротам, увидели их отворенными и надпись на них. Блаженную нигде не могли сыскать, и очень много плакали и рыдали о ней в монастыре. Старец сказал игумении: «Я ради ее пришел сюда: и Бог любит таких пьяниц». И начали все постницы исповедывать старцу, каждая какое оскорбление нанесла ей. Старец, сотворив молитву о сестрах, немедленно вышел из монастыря и пошел в келлию свою, благодаря и славословя Бога, ведущего сокровенных рабов своих и не попущающего им долго пребывать утаенными, но открывающего их в уведение всех, не только при жизни, но и по смерти их, в похвалу и славу святого имени Своего.


от журнала

 




А я смотрю так на пост, – говорил батюшка, – это воздержание, а не изнурение себя. Главное в посте – это сердце сокрушенное, с искренним покаянием и смирением: «сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит» (Пс. 50, 19). Надо тебе работать, живешь в миру, нужны силы – не лакомься, не услаждайся, не позволяй себе излишества, и если по необходимости придется съесть тебе и в посте яйцо или молоко, Господь не взыщет, не вменит во грех...

Какой бы ты ни соблюдала пост, даже самый строгий, если без истинного покаяния, то Господь не приемлет его. Такой пост не приведет ни к спасению, ни к утешению. Главное – внутри очищай сердце.

Надо смиряться и за все благодарить.

Иеросхимонах Михаил (Питкевич)






ПОСТ


Непременно кушай говяжий бульон и другую нужную по требованию твоего тела мясную пищу. Церковь положила в известные времена воздержание от мясной пищи для того, чтобы непрестанно употребляемая мясная пища не разгорячала безмерно тел, чтобы они на растительной пище постного времени прохлаждались и облегчались, а не потому, чтобы употребление мяса заключало в себе собственно какой грех или нечистоту. И потому удаление от мяса при необходимости и болезни есть грубый предрассудок русского человека, обременившего небесную религию многими своими национальными дебелостями, оцеживающими комара и пожирающими верблюда. [...]

Церковная история сохранила нам следующее событие времен первых христианства. На острове Кипр был великой святости епископ Спиридон Тримифунтский, живший в конце третьего и начале четвертого столетий, присутствовавший на первом Никейском соборе муж, совершивший великие знамения. В Четьих Минеях есть житие его...

На первой неделе Великого поста, в пятницу, пришел к нему странник-христианин. При епископе жила дочь его. Епископ говорит дочери: «Нет ли у нас угостить странника?». Дочь ответила: «Отец мой! Ты не вкушаешь ничего в эту неделю, и я стараюсь подражать тебе, поэтому у нас нет никакой пищи приготовленной; а есть от мясоеду остаток свиных мяс». Епископ говорит: «Поставь это мясо на стол и приготовь нам трапезу». Дочь исполнила приказание отца; угодник Божий пригласил к столу своего гостя и сам сел с ним, чтобы кушать. Странник сказал: «Я – христианин и не ем мясного в Великий пост». Епископ отвечал ему: «Потому-то, что ты христианин, а не жид, – и должен ты есть; мы воздерживаемся от мяса не потому, чтобы оно было нечисто или чтобы в этом была какая добродетель, как воздерживаются от них жиды, но чтобы телеса наши не отягчились объядением и пьянством». – Эта повесть – в одной из драгоценных книг моих, в которых много интереснейших и полезнейших событий и преданий первенствующей Христовой Церкви.
Людям полезно объяснять подобные обстоятельства, не страшась уязвить суеверие (надо носить немощи ближних, но не потакать их предрассудкам). Бог, видя прямое твое намерение, подействует во благо на их сердца. Мне привелось видеть этому примеры.

Как древние христиане ставили превыше всего евангельскую заповедь, а по ней уже чтили и церковное предание! Преподобный Кассиан, отец четвертого века, странствуя по Египту, пришел в постный день к некоторому святому пустынножителю. Пустынножитель представил ему трапезу с некоторым отступлением от постного строго устава. Уходя от старца, святой Кассиан спросил его: «Почему иноки в Египте разрешают пост для посетителей, между тем как иноки Сирии этого не делают?» (иноки египетские, а между иноками египетскими иноки скита почитались, и справедливо, возвышеннейшими по святости и духовному разуму иноками во всем мире). Пустынножитель отвечал: «Пост – мое; когда захочу, могу его иметь; а принимая братьев и отцов, приемлем Христа, Который сказал: «Приемляй вас, Мене приемлет» и «не могут сынове брачнии поститися, дóндеже с ними Жених. Егда же отыдет Жених, тогда постятся» (см.: Мф. 10, 40; 9, 15). Вот истинное понятие об учении Христовом!..

 

Примечание

Евангелие от Матфея
10:40 Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня; (Лк. 10:16; Ин. 13:20)
10:9 Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, (Мк. 6:8; Лк. 9:3)
10:15 истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому.


святитель Игнатий (Брянчанинов)

 

 


О посте



Глава добродетелей – молитва, их основание – пост.

Пост есть постоянная умеренность в пище с благоразумной разборчивостью в ней.

Гордый человек! Ты мечтаешь так много и так высоко о уме твоем, а он – в совершенной и непрерывной зависимости от желудка.

Закон поста, будучи по наружности законом для чрева, в сущности есть закон для ума.

Ум, этот царь в человеке, если желает вступить в права своего самодержавия и сохранить их, должен прежде всего подчиниться закону поста. Только тогда он будет постоянно бодр и светел, только тогда он может властвовать над пожеланиями сердца и тела, только при постоянной трезвенности он может изучать заповеди евангельские и последовать им. Основание добродетелей – пост.

Вновь созданному человеку, введенному в рай, дана единственная заповедь – заповедь о посте. Конечно, дана одна заповедь потому, что она была достаточна для сохранения первозданного человека в его непорочности.

Заповедь не говорила о количестве пищи, а воспрещала только качество. Да умолкнут же те, которые признают пост только в количестве пищи, а не в качестве. Углубясь в опытное изучение поста, они увидят значение качества пищи.

Так важна заповедь поста, объявленная Богом человеку в раю, что вместе с заповедью произнесена угроза казнью за нарушение заповеди. Казнь заключалась в поражении человеков вечной смертью.

И ныне греховная смерть продолжает поражать нарушителей святой заповеди поста. 

Не соблюдающий умеренности и должной разборчивости в пище не может сохранить ни девства, ни целомудрия, не может обуздывать гнева, предается лености, унынию и печали, делается рабом тщеславия, жилищем гордости, которую вводит в человека его плотское состояние, являющееся наиболее от роскошной и сытой трапезы.

Заповедь поста возобновлена или подтверждена Евангелием. «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством» (Лк. 21, 34), – завещал Господь. Объедение и пьянство сообщают дебелость не только телу, но уму и сердцу, т.е. вводят человека по душе и телу в плотское состояние.

Напротив, пост вводит христианина в состояние духовное. Очищенный постом смирен духом, целомудрен, скромен, молчалив, тонок по чувствам сердечным и мыслям, легок по телу, способен к духовным подвигам и умозрениям, способен к приятию Божественной благодати.

Плотской человек всецело погружен в греховные наслаждения. Он сладострастен и по телу, и по сердцу, и по уму, он не способен не только к духовному наслаждению и к приятию Божественной благодати, но и к покаянию. Он не способен вообще к духовным занятиям: он пригвожден к земле, утонул в вещественности, заживо – мертв душой.

«Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете» (Лк. 6, 25). Таково изречение Слова Божия нарушителям заповеди святого поста. Чем будете вы питаться в вечности, когда научились здесь единственно пресыщению вещественными брашнами и вещественными наслаждениями, которых нет на небе? Чем будете вы питаться в вечности, когда вы не вкусили ни одного небесного блага? Как можно вам питаться и наслаждаться небесными благами, когда вы не стяжали к ним никакого сочувствия, стяжали отвращение?

Насущный хлеб христиан – Христос. Ненасытное насыщение этим хлебом – вот пресыщение и наслаждение спасительное, к которому приглашаются все христиане.

Ненасытно насыщайся Словом Божиим, ненасытно насыщайся исполнением заповедей Христовых.



* * *


Чудное совокупление поста с молитвой! Молитва бессильна, если не основана на посте, и пост – бесплоден, если на нем не создана молитва. (Преподобный Марк Подвижник. Слово 8. О пощении и смирении.)

Пост отрешает человека от плотских страстей, а молитва борется с душевными страстями и, победив их, проникает весь состав человека, очищает его; в очищенный словесный храм она вводит Бога.

Кто, не обработав земли, засевает ее, тот губит зерна и вместо пшеницы пожинает терние. Так и мы, если будем сеять семена молитвы, не истончив плоти, то вместо правды плодопринесем грех. Молитва будет уничтожаться и расхищаться различными суетными и порочными помышлениями и мечтаниями, оскверняться ощущениями сладострастными. Плоть наша произошла от земли, и если не возделать ее подобно земле, никогда не может принести плода правды.

Напротив, если кто-нибудь обработает землю с великим тщанием и издержками, но оставит ее незасеянной, то она густо покрывается плевелами. Так, когда тело будет истончено постом, а душа не возделается молитвой, чтением, смиренномудрием, тогда пост делается родителем многочисленных плевелов – душевных страстей: высокоумия, тщеславия, презорства.



* * *


Неумеренный пост, т.е. продолжительное излишнее воздержание в пище, не одобряется святыми отцами: от безмерного воздержания и происходящего от него изнеможения человек делается неспособным к духовным подвигам, часто обращается к объедению, часто впадает в страсть превозношения и гордости.



* * *


Правила поста установлены Церковью с целью вспоможения чадам ее, как руководство для всего христианского общества. При этом предписано каждому рассматривать себя с помощью опытного и рассудительного духовного отца и не возлагать на себя поста, превышающего силы, потому что. пост для человека, а не человек для поста; пищей, данной для поддержания тела, не должно разрушать его.


* * *


Первоначальная заповедь, данная Богом человечеству, была заповедь о посте. Она дана в раю, подтверждена в Евангелии. При нарушении ее святой рай не мог предохранить от погибели, при нарушении ее не может предохранить нас от погибели искупление, дарованное нам Богочеловеком. "Многие," – говорит апостол Павел, – «о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец» – «погибель, их бог – чрево, и слава их» – «в сраме, они мыслят о земном» (Флп. 3, 18–19). Апостол, говоря это христианам, умолял их подражать его жительству (см. Флп. 3, 17), которое он совершал «в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2 Кор. 11, 27). Пост есть основание всех иноческих подвигов, без него невозможно ни сохранить уединения, ни обуздать языка, ни проводить трезвенной, внимательной жизни, ни преуспеть в молитве и бдении, ни стяжать воспоминания о смерти, ни узреть множества согрешений и немощей своих. Инок, небрегущий о посте, колеблет все здание добродетелей своих; не устоять этому зданию, если создатель не опомнится и не позаботится благовременно об укреплении основания.



* * *


Если пост не украсится плодом покаяния, то и постный подвиг останется тщетным. Этого мало: он принесет нам вред, усилив в нас самомнение и самоуверенность. Таково свойство всех телесных подвигов и видимых добрых дел.

Если мы, совершая их, думаем приносить Богу жертву, а не уплачивать наш неоплатный долг, то добрые дела и подвиги делаются в нас родителями душепагубной гордости.



* * *


Все желающие приступить к подвигу поста и молитвы, все желающие пожать обильные плоды от своего покаяния! Услышьте слово Божие, услышьте завет Божий – и отпустите, простите ближним согрешения их перед вами. «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14–15).



* * *


«Доброе дело,» – говорил Архангел Рафаил Товитам, – «молитва с постом и милостынею и справедливостью» (Тов. 12, 8). Великое благо – такой пост! Благо он для грешников, как единственная дверь для исшествия из плотского состояния, для вступления в спасительную пажить покаяния и для неисходного пребывания в этой спасительной пажити. Великое благо он не для одних грешников, великое благо он для праведников, великое оружие в руках их. Во все время земного странствования они не покидают его, им удерживают себя в чистоте и святыне. Пост свой они основывают на милости, пост свой они полагают в основание молитве, молитвой веры (см. Иак. 5, 15) приемлют все просимое ими (см. Мк. 11, 24).

Плоть наша, – любомудрствует преподобный Марк, (Слово 7. О пощении и смирении) – взята от земли и свойством своим подобна земле: для нее необходимо возделывание. Как семена, посеянные на ниве, не обработанной земледельческими орудиями, пропадают, не принеся никакого плода, так и молитва остается бесплодной, если для нее не приготовлена плоть, не приготовлено сердце постом. Развлечение и отягчение мыслей, холодность, ожесточение сердца, суетные и греховные мечты, непрестанно возникающие в воображении, уничтожают молитву пресыщенного. И наоборот, как на ниве, тщательно обработанной земледельческими орудиями, но не засеянной полезными семенами, с особенной силой вырастают плевелы, так в сердце постящегося, если он, удовлетворяясь одним телесным подвигом, не оградит ум подвигом духовным, то есть молитвой, густо и сильно вырастают плевелы самомнения и высокомудрия. Высокомудрие и самомнение в безрассудном, жестком постнике всегда соединены с уничижением и осуждением ближнего, с особенной способностью соблазняться, наконец, с самообольщением, гордыней, погибелью. Пост – это сильное орудие, когда он предоставлен самому себе, когда из орудия он уже претворяется как бы в цель жизни, в цель тщеславия, – делается для подвижника орудием самоубийства. Таким постом постились фарисеи, и постились много, постились во вред себе (см. Мф. 9, 14)... Пророк Исаия (см. Ис. 58, 5–9) требует, чтобы посту предшествовала и сопутствовала милость, он дает обетование, что молитва подвижника, сопрягающего пост с милостью, будет немедленно услышана, что такой подвижник сподобится благодатного посещения Божия.

И повсюду Святой Дух законополагает соединение поста с молитвой. «Обратитесь ко Мне всем сердцем своим, -» взывает Господь к грешникам устами другого пророка, увещевая и ободряя их к покаянию, – «в посте, плаче и рыдании. Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему... Вострубите трубою на Сионе, назначьте пост и объявите торжественное собрание» (Иоиль 2, 12–13, 15). Опыт силы поста и молитвы показали кающиеся ниневитяне. Уже изречено было Богом определение на них, уже оно возвещено было им пророком Ионой, уже пророк, удалившись за город, пристально смотрел на город и ежечасно ожидал сбытия грозного пророчества. Но ниневитяне прибегли к покаянию, доказывая неподдельность покаяния оставлением лукавых деяний, усиленным постом, усиленной молитвой, – «и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел» (Иона 3, 10). В Новом Завете Господь возвестил, что пост сделается общим подвигом всех учеников Его, «когда отнимется у них» небесный "Жених" – Господь, вознесением на небо (Лк. 5, 35). И как ученикам Господа Иисуса не поститься на земле, как не плакать на ней, как не облачаться в одежду печали, когда Сокровище их, единственное Сокровище, далеко от них, когда путь к Нему преисполнен трудностей – наветуется ужасными и по числу, и по злобе разбойниками!

Все святые Божии проводили земную жизнь в посте и молитве. Так, по свидетельству Евангелия, святая Анна, пророчица, дщерь Фануилова, не отходила от церкви, служа Богу постом и молитвами день и ночь (см. Лк. 2, 37). О великой Иудифи повествует Священное Писание, что она «постилась все дни вдовства своего» имела опытное разумение молитвы, ведала ее силу, молитвою достигла живой веры в Бога, верою совершила чудный подвиг (Иудифь 8, 6). «Я покрывал себя одеждою поста» (Пс. 68, 11), – говорит боговдохновенный Давид, – так силен этот подвиг; «смирял постом душу мою» (Пс. 34, 13) – так противодействует этот подвиг самодовольству и напыщенности, являющимся от пресыщения! При посредстве поста «молитва моя в недро мое возвращалась» (Пс. 34, 13); без него она печальная жертва умственного развлечения, неразлучного с пресыщением. Святой апостол Павел, исчисляя признаки истинных слуг Божиих, между этими признаками упоминает пребывание в посте (см. 2 Кор. 5, 5) и молитве (см. Рим. 12, 12; Кол. 4, 2). О себе он свидетельствует, что он проводил земную жизнь в постоянных подвигах, лишениях и скорбях; он упоминает и ту алчбу и жажду, которым ему приводилось подвергаться по стечению обстоятельств, и то произвольное непрестанное пощение, которым он укрощал и порабощал тело свое (см. 2 Кор. 11, 27; 1Кор. 9, 27). Евангелист Лука, описывая в деяниях совокупное пребывание в Иерусалиме святых апостолов, по вознесении на небо Господа нашего Иисуса Христа, с Пресвятой Девой Богоматерью и другими женами, последовавшими за Господом во время Его земного странствования, говорит: «все они единодушно пребывали в молитве и молении» (Деян. 1, 14). Из этих слов явствует, что молитвы их были весьма продолжительны, непрестанны, чего без помощи поста совершить невозможно. Таково было жительство апостолов! Таково было жительство мучеников! Таково жительство преподобных! Оно было и есть сопряжение непрестанной молитвы с постоянным пощением. Милость и любовь их к братиям, к любящим и ненавидящим была Божественная, как превысшая человеческого естества, как заимствованная из персей Самого Господа. Они не только сострадали всем нуждающимся в душевных и телесных потребностях, не только прощали все оскорбления и тягчайшие обиды, они с радостью положили души свои за спасение ближних, за спасение врагов своих.

В важных обстоятельствах и трудностях жизни, перед начатием великих дел, при наступлении великих скорбей святые Божии усугубляли свой пост и свои молитвы. Пример того и другого показал нам собой Спаситель наш, Господь наш Иисус Христос. Перед исшествием для проповеди и спасения человечества Господь удалился в пустыню, там пребыл в посте сорок дней и сорок ночей. Руководитель к подвигу поста и к подвигу против диавола есть Дух Святой. (Толкование блаженного Феофилакта на Евангелие от Луки 4:2 «Там сорок дней Он был искушаем от диавола и ничего не ел в эти дни, а по прошествии их напоследок взалкал.» Лк. 4, 2.) Перед избранием двенадцати апостолов, которым предназначено было уловить вселенную в веру и спасение, Господь восшел на уединенную гору и всю ночь пребывал в молитве (см. Лк. 6, 12); перед воскресением Лазаря Господь обратился к благодарению Отцу за услышание Своей молитвы. "Я и знал, -" сказал Он, – «что Ты всегда услышишь Меня,» потому что воля Отца и Сына есть единая Божественная воля, «но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня» (Ин. 11, 42). Точно так же и перед избранием апостолов Господь не имел нужды в молитве, но обратился к молитве и пребыл в ней целую ночь, показывая, по разумению святых отцов (Толкование блаженного Феофилакта.), действиями своими образ для наших действий, показывая нам, что Бог принимает и краткую молитву нашу, но что перед важными случаями и начинаниями полезна, нужна, необходима нам особенно продолжительная и особенно напряженная молитва. Перед страданиями и Крестной смертью, которым Господь благоволил подчиниться для искупления человечества, Он пришел в сад Гефсиманский, на место, где долженствовало совершиться предание, являя в себе добровольную жертву, приносимую по единой нераздельной воле Отца и Сына. Этим Он показал нам, что мы должны принимать всякую напасть, ниспосылаемую нам свыше, как неотъемлемую нашу принадлежность, принимать с самоотвержением, с покорностью воле Божией, с верой в Бога всемогущего, Который неусыпно бдит над нами, у Которого изочтены все власы наши, от Которого «не сокрыт... остов мой» как сказал пророк, «который создал» Он «втайне, и образование меня как бы в преисподних земли» (Пс. 138, 15). Господь показал нам средство, которым можем и должны укреплять немощь человеческого естества во время нашествия напасти. Он обратился к усиленной молитве. Ученикам, побеждаемым сном, Он заповедал: «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26, 41). Чтоб пришедшая напасть не объяла человека, не овладела им, не поглотила его, необходима молитва. Необходима во время напасти для побеждения напасти та духовная сила, тот Божественный непоколебимый мир, которые приносятся молитвой. Для побеждения сатаны, стремящегося помыслами печали, безнадежия и отчаяния потрясти и погубить человека, подвергшегося напасти по Божию определению, для того, чтобы не оскудела вера наша во время напасти, нужна молитва. Она нужна нам, чтобы посреди самой скорби мы могли ощутить по завещанию апостола «великую радость,» которую он повелел нам иметь, "когда" впадем в «различные искушения» (Иак. 1, 2). Благодатное утешение от молитвы может получить только предочищенный постом и может сохранить только поддерживающий чистоту свою постом.

Примеру Господа последовали и последуют истинные рабы Господа. Еще в Ветхом Завете водимый Духом Христовым святой Давид в особенно трудных обстоятельствах жизни усугублял свой пост и свои молитвы (см. 2 Цар. 12, 16; Пс. 34, 13). Подобно ему святой пророк Даниил, уразумев из Книги пророка Иеремии, что исполнилось число лет, назначенных Богом для пребывания плененных иудеев в Вавилоне, что наступило время возвращения их в Иерусалим, обратился с напряженной молитвой к Богу об избавлении иудеев, усиливая молитву постом: «обратил я, -» говорит он, – «лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле. И молился я Господу Богу моему, и исповедовался» (Дан. 9, 3–4). Состояние, в которое приводят человека пост и молитва, особенно способно к приятию Божиих благодеяний и Божественных откровений. Так, милостыни, молитвы и пост Корнилия-сотника предстали пред Богом и доставили ему величайшее благо: познание Христа. «Я постился... и в девятом часу молился в своем доме, -» поведал о себе сотник апостолу Петру, – «и вот, стал предо мною муж в светлой одежде» (Деян. 10, 30). То был Ангел. Так, молящемуся и алчущему апостолу Петру явилась великая плащаница, спускавшаяся с небес, образовавшая собой языческий мир, принятый Богом к вере во Христа и к спасению о Христе (см. Деян. 10, 11). Так, апостолам, служащим Господу и постящимся (см. Деян. 13, 2), открыл Святой Дух, что Он избрал Павла и Варнаву для проповедания христианства язычникам, повелел отделить и послать их на это служение. Апостолы, услышав во время молитвы и пощения повеление Святого Духа, прежде чем исполнить это повеление, снова прибегают к посту и молитве, чтобы повеление, полученное при содействии поста и молитвы, было и исполнено при содействии их. «Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их» (Деян. 13, 3), – говорит писатель апостольских Деяний. Всем известно, каким успехом увенчалось служение Павла и Варнавы! Оно увенчалось насаждением христианства по всей тогда известной вселенной. Бесчисленны доказательства и примеры того, что все угодники Божии тогда именно сподобляются Божественных откровений, когда они отрешат себя постом от вещества, а чистой молитвой, нагими умами, не засоренными никакой мечтой, не развлекаемыми никакой посторонней мыслью, предстанут в глубоком благоговении и мире невидимому и недоведомому Богу.

Возлюбленные братья! Познав значение и силу духовных оружий – милостыни, поста и молитвы, поспешим препоясаться этими оружиями. Стяжем милость, облечемся в благость по наставлению и убеждению апостола (см. Кол. 3, 12). Отличительной чертой характера нашего, постоянной отличительной чертой поведения нашего да будет милосердие. (Святой Исаак Сирский. Слово 1.) Вне милости не будем искать правды. (Святой Исаак Сирский. Слово 56.)

Милость, исходящая из поврежденного человеческого естества, противна правде; милость, изливающаяся из заповедей Евангелия, несмотря на обилие свое, находится в неразрывном союзе с правдой Божией, служит выражением ее (см. Пс. 84, 11–14; 88, 15). Не только во время святых постов, назначенных Святой Церковью, будем смирять наши тела умеренным употреблением пищи, пищи известного качества, но и в прочее время будем употреблять пищу благоразумно, соразмерно существенной нужде, для поддержания телесных сил и телесного здравия. Поработив посредством поста тело духу, сделав дух наш ангелоподобным по благости, окрылим его молитвой: пусть дух наш приобретет блаженный навык быстро и часто возлетать к Богу и испрашивать Божие благословение на начинания наши, Божию помощь действиям нашим. (Душеспасительный совет этот принадлежит преподобному Варсонофию Великому. Ответ 261.) Мы не замедлим увидеть Бога споспешником, правителем деятельности нашей. Этого мало! Возносясь часто мыслью к Богу, мы постепенно очистим нравственный путь наш от всякого беззакония, не только грубого, но и тонкого, совершаемого в помышлениях и ощущениях. Кто, призывающий Бога на помощь, осмелится призвать Его на помощь делу порочному? Кто, представляющий свое прошение воззрению Царя царей, не озаботится прежде, чтобы прошение было достойно Царственного и Божественного взора, проникающего в сокровенности сердца и видящего с одинаковой явностью все видимое и невидимое? «Когда просим чего по воле Его,» только в том «Он слушает нас» (1 Ин. 5, 14), – сказал апостол. Кто, ежечасно обращающийся к Богу, не стяжет убеждения и ощущения, что он жительствует под очами Бога, что всякое его дело, всякое движение души видит всевидящий и вездесущий Бог? Такого убеждения и ощущения необходимое последствие – духовное преуспеяние христианина.



* * *


«Сей род» – сказал Господь своим апостолам о духах злобы, – «не может выйти иначе» из одержимых ими, «как от молитвы и поста» (Мк. 9, 29). Вот новая черта поста! Пост приемлется Богом, когда предшествует ему великая добродетель – милость, посту приготовляется награда на небе, когда он чужд лицемерия и тщеславия, пост действует, когда сопряжена ему другая великая добродетель – молитва. И как действует? Не только укрощает страсти в человеческом теле, но вступает в борьбу с духами злобы, побеждает их.

Отчего пост, который сам по себе телесный подвиг, может действовать или содействовать молитве в брани против духов? И отчего, наоборот, бесплотные духи могут подчиняться влиянию на них поста?

Причина действия поста на духов злобы заключается в его сильном действии на наш собственный дух. Укрощенное постом тело доставляет человеческому духу свободу, силу, трезвенность, чистоту, тонкость. Только в таком настроении дух наш может противостать невидимым врагам своим. «Я же, когда они,» демоны, «притесняли меня,» – говорит боговдохновенный Давид, – «одевался во вретище и смирял постом душу мою, но молитва моя в недро мое возвращалась» (Пс. 34, 13). Пост доставляет уму трезвенность, а молитва есть оружие ума, которым он отгоняет от себя невидимых супостатов. Пост смиряет душу, освобождая ее от ожесточения и напыщенности, являющихся от пресыщения, а молитва постящегося делается особенно сильной, произносится не поверхностно, произносится из самой души, из глубины сердца, направляет, возносит его к Богу.

…Греховная вещественность падшего ангела подчиняет его влиянию поста, освобождающего наш дух из-под владычества плоти. Падший ангел, приступая к постящемуся человеку, уже не видит того вещественного преобладания, которое ему вожделенно и нужно; уже он не может возмутить крови, благодетельно прохлажденной постом; уже он не может возбудить плоти, не склонной к игранию, обузданной постом; уже не повинуются ему ум и сердце, ощутившие по причине поста особенную духовную бодрость. Увидев сопротивление, гордый падший дух отступает, потому что он не терпит сопротивления и противоречия. Он любит немедленное согласие, немедленную покорность.



* * *


Установление поста – Божие установление. Первая заповедь, данная Богом человечеству, – заповедь о посте. Она была необходимо нужной для нас в раю, до падения нашего, тем нужнее она по падении. Заповедь о посте дана в раю, повторена в Евангелии. Вознесем мысли к Божественному установлению поста и созерцанием этого установления оживим, как бы душою, сам подвиг поста.

Подвиг поста не принадлежит исключительно телу, подвиг поста полезен и нужен не единственно для тела, он полезен и нужен преимущественно для ума и сердца. «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчились объядением и пьянством» (Лк. 21, 34).
Спаситель мира открыл нам в этих словах достойное особенного внимания последствие от излишнего употребления пищи и питья, последствие страшное, последствие душепагубное. От угождения чреву отягощается, грубеет, ожесточается сердце, ум лишается своей легкости и духовности, человек делается плотским. Что значит плотской человек? Именем плотского отмечает Священное Писание того несчастного человека, который пригвожден к земле, который неспособен к помышлениям и ощущениям духовным. «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть» (Быт. 6, 3), – засвидетельствовал Бог. Плотской человек не способен к богопочитанию. Даже человек духовный, подвергшись насыщению, теряет свою духовность, теряет как бы саму способность знать Бога и служить Ему. «И ел Иаков», - говорит Священное Писание, называя Иаковом истинного служителя Божия, – «и утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего» (Втор. 32, 15). В такое состояние приходит подвижник, когда исключит из своих подвигов подвиг поста. Дебелость и мгла, сообщаемые телу обилием и неразборчивостью в пище, мало-помалу сообщаются телом сердцу и сердцем уму. Тогда эти душевные очи, сердце и ум, притупляются, вечность скрывается от них, земная жизнь представляется для болезненного зрения бесконечной. Соответственно понятиям и чувствованиям направляется земное странствование, и злосчастный слепотствующий странник вместе с отверженным змеем на чреве ходит, и ест «прах все дни» земной "жизни" своей (Быт. 3, 14). Нарушение поста угрожает ученику Христову отпадением от Христа.

Такое влияние неумеренного или даже неосмотрительного и неосторожного употребления пищи на человека объясняет причину, по которой человек в самом состоянии невинности своей посреди наслаждений рая нуждался в заповеди о посте. Ей предоставлено было сохранять новосозданную тварь, совокупленную из двух естеств, телесного и духовного, в духовном состоянии; ей предоставлено было уравновешивать два естества и соблюдать перевес при естестве духовном. С помощью ее человек мог непрестанно предстоять мыслью и сердцем перед Богом, мог быть неприступным для помысла и мечтания суетных.

Тем нужнее заповедь о посте для человека падшего. Пристрастие к земле, к кратковременной земной жизни, к ее сладостному, к ее великому и славному, самая наклонность ко греху сделались свойственными падшему естеству, как свойственны недугу производимые им беспорядочные влечения и ощущения. Мы пригвождены к земле, прилеплены к ней всей душой, не только телом сделались совершенно плотскими, лишены духовного ощущения, не способны к помышлениям небесным. Заповедь о посте опять является первой, необходимой для нас заповедью. Только при помощи поста мы можем отторгнуться от земли, только при помощи поста мы может противостать увлекательной силе земных наслаждений, только при помощи поста мы можем разорвать союз с грехом, только при помощи поста дух наш может освободиться от тяжких оков плоти, только при помощи поста мысль наша может возникнуть от земли и воззреть к Богу! По мере того как мы возлагаем на себя благое иго поста, дух наш приобретает большую свободу: он устремляется в область духов, ему родственную, начинает часто обращаться к созерцанию Бога, погружаться в это неизмеримое и чудное созерцание, умедлять в нем. Если предметы вещественного мира, освещенные лучами вещественного солнца, непременно заимствуют от него и издают сияние, то как не просветиться нашему духу, когда он, свергнув при посредстве поста грубую и густую завесу плотяности, предстанет непосредственно Солнцу Правды – Богу? Он просвещается, он просвещается и изменяется! Возникают в нем помышления новые, Божественные, открываются перед ним доселе неведомые ему таинства. "Небеса "поведают ему «славу Божию твердь возвещает» (Пс. 18, 2) всемогущество сотворившей ее руки; все создания, видимые и невидимые, громко проповедуют неизреченную милость Создателя; он вкушает духовно и видит духовно, «как благ Господь» (Пс. 33, 9). Благодатная легкость и тонкость духа сообщаются телу; тело вслед за духом влечется к ощущениям духовным и предпочитает пищу нетленную, для которой оно создано, пище тленной, к которой оно ниспало. Первоначально оно с трудом подчиняется врачеванию и насилию поста; первоначально оно возмущается против установления поста, восстановляет против него дух наш, вооружается против него различными умствованиями, почерпнутыми из лжеименного разума, но, будучи укрощено и уврачевано постом, оно уже ощущает и мудрствует иначе. Его отношения к пресыщению таковы, каковы ощущения выздоровевшего человека к зловредным яствам, которых он неистово желал во время болезни, его отношения к пресыщению подобны отношениям к обнаруженному и уже явному яду, которым отнимается у духа преобладание над плотью, которым человек от подобия и сродства Ангелу низводится к подобию и сродству бессловесных. Духовные воины, одержавшие победу над плотью посредством поста, представшие пред лице Господа для научения величайшим тайнам и возвышеннейшим добродетелям, слышат из уст Его учение о высокой добродетели поста и откровение тайны – того состояния, которое мало-помалу образуется от насыщения и пресыщения: «смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчились объядением и пьянством» (Лк. 21, 34). Напоминается победителям тщательное хранение при себе оружия, которым добыта победа! И получается победа, и сохраняется добыча, приобретенная победой, одним и тем же оружием – постом.

Подвижник Христов, озаренный Свыше и научаемый своими благочестивыми опытами, обращаясь к рассматриванию собственно постного подвига, находит вполне нужным не только воздержание от пресыщения и постоянного насыщения, но и строгую разборчивость в пище. Эта разборчивость представляется излишней только при поверхностном, беглом взгляде на себя, но в сущности качество пищи особенно важно. В раю воспрещено было единственно качество. В нашей юдоли плача, на земле, находим, что неразборчивость в качестве производит гораздо больше душевных бедствий, нежели излишество в количестве. Не должно думать, что одному гроздью (Гроздье – виноградная кисть. Здесь подразумевается то, что из винограда получают, т.е. вино. – Прим. ред.) свойственно действовать на наш ум, на нашу душу; каждый род пищи имеет свойственное ему действие на кровь, на мозг, на все тело, а посредством тела – и на дух. Кто внимательно наблюдает за собой, упражняясь в подвиге поста, тот найдет непременно нужным истрезвление тела и души от продолжительного употребления мяса и даже рыбы, тот с любовью облобызает уставы Святой Церкви о посте и подчинится им. Святые отцы нарекли пост основанием всех добродетелей, потому что постом сохраняется в должной чистоте и трезвенности ум наш, в должной тонкости и духовности наше сердце. Тот, кто колеблет основание добродетелей, колеблет все здание добродетелей.
Братия! Будем протекать поприще святого поста с усердием и тщанием. Лишения, которым, на первый взгляд, подвергается наше тело по уставу поста, ничтожны перед душевной пользой, которую способен принести пост. Отрешим посредством поста наши тела от роскошной и тучной трапезы, а сердца от земли и тления, от той глубокой и пагубной забывчивости, которой мы отделяем себя от предстоящей нам и готовой объять нас вечности. Устремимся и духом, и телом к Богу! Убоимся плотского состояния, производимого нарушением поста, убоимся производимой презрением поста совершенной неспособности к богопочитанию и богопознанию. Эта гибельная неспособность – начало вечной смерти. Эта гибельная неспособность является в нас тогда, когда от пренебрежения Божественной заповедью о посте мы попустим «отягчаться сердцам нашим объядением и пьянством» (Лк. 21, 34).



* * *


Церковная история сохранила нам следующее событие времен первых христиан. На острове Кипр был великой святости епископ Спиридон Тримифунтский, живший в конце третьего и начале четвертого столетия, присутствовавший на первом Никейском Соборе, муж, совершивший великие знамения. В Четьих-Минеях есть житие его (см. первые числа декабря).

На первой неделе Великого поста, в пятницу, пришел к нему странник-христианин. При епископе жила дочь его. Епископ говорит дочери: «Нет ли у нас угостить странника?» Дочь ответила: «Отец мой! Ты не вкушаешь ничего в эту неделю, и я стараюсь подражать тебе, поэтому у нас нет никакой пищи приготовленной, а есть от мясоеду остаток свиных мяс». Епископ говорит: «Поставь это мясо на стол и приготовь нам трапезу». Дочь исполнила приказание отца, угодник Божий пригласил к столу своего гостя и сам сел с ним, чтобы кушать. Странник сказал: «Я – христианин и не ем мясного в Великий пост». Епископ отвечал ему: «Потому-то, что ты христианин, а не жид, и должен ты есть: мы воздерживаемся от мяса не потому, что оно нечисто или что в этом какая-либо добродетель, как воздерживаются от него жиды, но чтобы телеса наши не отягчились объедением и пьянством». – Эта повесть – в одной из драгоценных книг моих, в которых много интереснейших и полезнейших событий и преданий первенствующей Христовой Церкви. Людям полезно объяснять подобные обстоятельства, не страшась уязвить суеверие (надо носить немощи ближних, но не растить потачкой их предрассудки). Бог, видя прямое твое намерение, подействует во благо на их сердца. Мне привелось видеть этому примеры.


Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
  1. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Симфония по письмам святителя Игнатия (Брянчанинова). https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/simfonija-po-pismam-svjatitelja-ignatija-brjanchaninova/336
  2. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова). https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Brjanchaninov/simfonija-po-tvorenijam-svjatitelja-ignatija-brjanchaninova-tereshenko/201
  3. Иеросхимонах Михаил (1877–1962). Отец Михаил (Питкевич) был последним великим Валаамским старцем. https://valaam.ru/publishing/80233/

Комментариев нет:

Отправка комментария