Меню PUSHKAR

О РАЕ И СПАСЕНИИ ДУШИ. ЕФРЕМ СВЯТОГОРЕЦ ФИЛОФЕЙСКИЙ (АРИЗОНСКИЙ).

| 09 августа 2020
О РАЕ И СПАСЕНИИ ДУШИ. ЕФРЕМ СВЯТОГОРЕЦ ФИЛОФЕЙСКИЙ (АРИЗОНСКИЙ).
Часовня Святого Пророка Илии (США, Аризона) - The Chapel of the Holy Prophet Elias (USA, Arizona, Florence) / stanthonysmonastery.org

О рае и спасении души

1

Теперь, весной, когда природа одела свой самый прекрасный наряд, невыразима радость, если ей сопутствует подобающее духовное состояние. Действительно, все премудро сотворил святый Бог! (См.: Пс. 103, 24. Здесь и далее все неподписанные примечания принадлежат редактору перевода.) Не может насытиться душа красотой природы. О, если она возведет свой ум превыше этой земной сферы в Горний Иерусалим, к непостижимым райским красотам, то там этот ум, ограниченный и земной, умолкает.

Если здесь, в изгнании, на земле плача и проклятия святый Бог даровал наслаждение такой красотой, то какая красота будет там, где живет Сам Бог? Действительно, нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с будущей славой и счастьем (Ср.: Рим. 8, 18).

Обо́жение, чадо мое, находится на небе. Там Господь Бог отрет всякую слезу с очей (Ср.: Откр. 7, 17; 21, 4), исчезнут скорбь, боль и стенание и будет царить ангельская жизнь, исполненная пений и песен духовных!

Там вечное субботствование в радости вместе с Отцом нашим Богом, Который теперь ожидает, когда мы будем готовы, чтобы призвать нас к Себе! Там каждая спасенная душа будет блаженствовать в океане любви, сладости, радости, удивления и изумления!

2

Придет время, настанет день, наступит миг, когда закроются эти глаза и откроются очи души. Тогда мы увидим новый мир, новое бытие, новую тварь, новую жизнь, не имеющую конца. Зовется она «бесконечным бессмертием». Великая вышняя родина, нетленная, вечная, Горний Иерусалим, матерь первородных, куда вселятся искупленные души, которые омыла от скверны Кровь незлобивого Агнца! (См.: Откр. 7, 14)

Кто в силах выразить словом или описать пером радость, ликование, счастье тех спасенных и блаженных душ? Блаженны умирающие о Господе (Ср.: Откр. 14, 13), потому что их ожидает богатство Божественной благости. Блажен тот, кто приобрел светильник для горнего празднества, где богатство неотъемлемое и слава, как сказал Сам Бог: «Вы сыновья Вышнего, чада Божии, наследники Божии, сонаследники Христу» (См.: Пс. 81, 6; Рим. 8, 16–17).

Господь прежде Своего страдания просил Небесного Отца о Своих учениках и о тех, кто благодаря им придет к вере: Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира (Ин. 17, 24).

Какова любовь Иисуса к нам! Он принял человеческое естество и, быв повешен на Кресте, даровал нам свободу и уплату долга Небесному Отцу. И, подобно любвеобильному брату, Он удостаивает нас сонаследия безмерного богатства Своего Небесного Отца! (См.: Рим. 8, 17; Гал. 4, 7)

О, какова Его любовь к нам и какова наша холодность к Нему! О, моя неблагодарность к моему Благодетелю! Боже мой, Боже мой, помилуй меня и не осуди по делам моим!

3

О, если бы Бог, соединивший нас неизреченными духовными узами здесь, на земле, сподобил нас быть вместе и в Своем Небесном Царстве, дабы мы воссели за духовную трапезу Его Божественных благ, наслаждаясь в единении с Небесным Отцом, там, где текут вечные реки Его Божественных вод! О, великое предназначение! О, великий плод временных скорбей!

Чада Божии будут одеты в небесные одеяния, в лицах их просияют Божественные черты, они войдут в Отеческое наследие уже для вечного упокоения.

Они попадут в эти небесные селения и, созерцая это безграничное богатство, будут пребывать в исступлении, не замечая, как проходят века! О, великое предназначение человека!

Но скорбная картина омрачает это удивительное видение. И эта скорбь состоит в том, что, во-первых, я сам не буду участником в этом славном блаженстве (Таково смиренное мнение старца о себе.), которое, будучи сейчас только видением, обретет впоследствии плоть и кость, то есть осуществится. И, во-вторых, люди живут, не ведая своего великого предназначения, и это неведение рождает смерть вдали от Бога!

Грех был изначальным разрушителем райского блаженства человека, и он продолжает свою разрушительную деятельность и сейчас. О горе! Ад ожидает нас.

О Боже мой, Саваоф, просвети тьму сердец наших, чтобы мы увидели Тебя – истинный Свет, блаженный Свет, который просвещает и радует сердца друзей Твоих. Просвети нас, чтобы мы следовали за Тобой до самого вечного упокоения. Аминь.

4

Все пре́йдет и закончится ничем, а дело, содеянное в Боге, останется с душой делателя, чтобы делатель вкушал от него жизнь вечную.

Блаженны духовные Божии мудролюбцы (Όι φιλόσοφοι .– Перев.), которые отдают временное и собирают в сокровищницы вечное, чтобы, когда пройдет временное, они обрели в «банке» Божием свои богатства с процентами. Блаженны очищающие свои сердца от плевел греха и сеющие благое семя, потому что придет время благоприятное, когда они пожнут класы вечной жизни! Блаженны сеющие слезы в духовном посте, то есть вечно алчущие и жаждущие благих дел, потому что они пожнут вечную радость!

5

Возлюбленные мои чада, я получил ваше письмо. Огромна ваша любовь. Я же, совершенно недостойный, достоин лишь сожаления.

Но, несмотря на все мое недостоинство, я молюсь, чтобы покрыла вас благодать Божия и Пресвятый Дух руководил вас ко всякому доброму делу, дабы вы угодили нашему благому Богу и сподобились в иной жизни всей семьей вселиться в место Божие, туда, где стоят Ангелы и во мраке (См.: Исх. 20, 21. Святые отцы, в частности святитель Григорий Нисский, употребляли термин «мрак» (γνόφος), говоря о непостижимой сущности Божества: «В том и познание наше, что не знаем, потому что искомое выше всякого познания, как бы неким мраком объято отовсюду непостижимостью. Поэтому и возвышенный Иоанн, бывший в таком светозарном мраке, говорит: Бога никтоже виде нигдеже (Ин. 1, 18),– решительно утверждая этими словами, что не людям только, но и всякому разумному естеству недоступно ведение Божией сущности» (Святитель Григорий Нисский. О жизни Моисея Законодателя // Восточные отцы и учители Церкви IV в. Антология. Т. II. М., 1999. С. 299).) неприступного Божественного света непрестанно славословят Пребожественную Святую Троицу.

Этой небесной славы желали все великие святые, подвизались ради нее и сподобились ее. То, что здесь, внизу, по сравнению с тем, что вверху,– тьма. Здешнее суетно, временно, преходяще, изменчиво, непостоянно, ничтожно. А небесное вечно, присносущно, неизменно, препрославленно, исполнено света, овеяно божественным благоуханием.

Поэтому тот, кто презрит суетные вещи мира, то есть не будет иметь пристрастия к ним, станет причастником вечных благ!

6

Жизнь монаха – это ежедневный крест. Иисус Христос призывает нас, чтобы мы, любящие Его, распяли себя. Потом произойдет воскресение души, духовное ликование. Сурова зима, мучителен мороз, но сладок рай (Это достаточно часто употребляющееся на Афоне выражение восходит к службе сорока Севастийским мученикам (ок. 320 г., пам. 9 / 22 марта). См., например, 1-ю стихиру на «Господи воззвах».). Возведите свои очи и узрите Горний Иерусалим, где счастье, радость и блаженство будут продолжаться во веки веков! О, какая радость, какое веселие – жить вечно с Богом!

Да, чада мои, возлюбим друг друга, потому что там везде любовь и не имеющий любви туда не войдет.

7

Никакой труд, усилие и искушение, благословенное мое чадо, не могут сравниться с той блаженной жизнью. Если бы у нас были и тысячи животных и мы принесли бы их в жертву, то не сделали бы ничего значительного по сравнению с той будущей славой, в которой Владыка Христос желает восстановить (Восстановить (να ̉αποκαταστήση) в прежнем блаженном состоянии, в котором люди пребывали до грехопадения. Восстановление cвятые отцы понимали как обожение (θεωσις) ( ̉ Ηλία Μουτσουλα. Γριγοριος ο Νυσσης, A­θηναι, 1997, S. 423).– Перев.) нас Своей Честной и Животворящей Кровью! Поэтому небошествователь апостол Павел говорит: нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас (Рим. 8, 18).

Не забывай, чадо мое, о своей цели. Посмотри на небо, на ту красоту, которая ожидает нас. Что такое настоящее? Разве не прах, пыль и сон? Разве то, что мы видим, не подлежит тлению? Небесное же вечно. Царство Божие нескончаемо, и блажен тот, кто вселится в нем, потому что будет видеть славу лица Божия!

Еще подумай о том, что человек как трава увядает и как сон проходит (Ср.: Пс. 89, 6). И еще: при гласящей трубе мертвые в трусе все восстанут (Ср.: 1 Кор. 15, 52; 1 Фес. 4, 16) к сретению Христа. Когда отверзется дверь будущего века и будет уничтожен нынешний мир, тогда произойдет восстановление нашей природы в первоначальном состоянии. Господь уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его (Флп. 3, 21), потому что творение, которое стенает и скорбит вместе с нами (См.: Рим. 8, 22–23), с великой жаждой ожидает славного явления детей Божиих: Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих (Рим. 8, 19).

Не сравнимо ни с чем величие человека, которого Бог возводит на такую высоту и к такой славе! И мы, грешные и страстные, не ведаем об этом великом богатстве и безразличны к нему, а помыслы наши совершенно земные. Это тело – прах и зловоние – удостоится быть сообразным славе Божией, быть ангельским! Сейчас люди вещественны по сравнению с Ангелами, которые есть сущности чисто духовные (Πνευματικάι.– Перев.). (Ангелы же имеют некую «вещественность» в отношении к Богу. Они не являются чисто умными (Νοεραί.– Перев.) сущностями, подобно Богу, Который есть Свет неприступный.) А тогда они станут подобными Ангелам и совершится единение церковной полноты верующих со Христом. Как нежно и по-отечески говорит об этом наш Господь! Отче,– говорит Он Своему Отцу,– которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне (Ин. 17, 24).

Разве сравнимо мирское богатство с этими словами Бога? Чтобы мы были там, где находится наш Господь! Трепещут и не дерзают туда приблизиться Ангелы! О, сокровенная мудрость и безграничное Божие богатство!

8

Не забывай, чадо мое, о своей цели. Посмотри на небо, на ту красоту, которая ожидает нас. Что такое настоящее? Разве не прах, пыль и сон? Разве то, что мы видим, не подлежит тлению? Небесное же вечно. Царство Божие нескончаемо, и блажен тот, кто вселится в нем, потому что будет видеть славу лица Божия!

Чадо мое, не забывай, что мы невечны в этом мире и жизнь наша висит на волоске, а все блага мира суетны.

Когда мы обладаем таким познанием истины, то, естественно, каждую секунду обращаем свои душевные очи к вечной жизни и Горнему Иерусалиму, туда, где хоры Ангелов воспевают Богу славословия, недомыслимые по своей сладости и премудрости. О чада мои, какой славой будут обладать ваши души, когда после смерти взойдут на небеса и сопричтутся небесным Ангелам!

9

Прославим воскресшего Господа, Который удостоил нас отпраздновать Его святое Воскресение, и пожелаем, чтобы Бог сподобил нас праздновать и вечную субботу на небесах, в Новом Иерусалиме, в вечной радости: и радости вашей никто не отнимет у вас (Ин. 16, 22). Да, чадо мое, потому что земную радость сменяют скорби, которые могут свести ее на нет. Небесную же радость ничто упразднить не в силах, ибо она вечно бьет ключом из неисчерпаемого и живоносного источника.

Будем подвизаться в исполнении наших христианских обязанностей, чтобы сподобиться праздновать вечную Пасху вблизи Христа и лицезреть Его к своей блаженной радости, которую больше не прервут ни искушения, ни уныние.

10

Я послал вам письмо, в котором немного написал о рае. Думаю, что оно обрадовало вас. О, вот бы вы увидели нечто райское или услышали сладостное пение Ангелов, которые сияют небесным светом и источают райское благоухание! О, какая это красота! А в наших душах по сравнению со всем этим царит полуночная тьма.

Там все сияет от безмерной радости. А престол Христов! Владыка Христос восседает на престоле, и от Его света никто не может рассмотреть Его священный и сладкий лик. О, какая сладость и красота! Что может быть прекраснее этого! Это и есть настоящий рай – созерцание лика Иисусова! Слава, Господи, Кресту Твоему и Воскресению.

О, глубина Божией премудрости! О, таинства трисолнечного Божества! Блажен, кто смирит себя, как дитя, исполняя в незлобии души и ради Бога все повеленное! И горе тому, кто сохранит свой эгоизм, как я, лишив себя таких Божественных даров!

Спешите, чада мои, чтобы достичь смирившего Себя ради нас Господа, сладчайшего, любимого и желанного нашего Христа – света нашей нищей души.

Посмотрите, какая красота ожидает нас! Если бы вы видели, как там красиво, то всё бы презрели, стали бы мусором (Так в оригинале) ради Христа, лишь бы не лишиться того, что уготовила нам сладкая любовь нашего Иисуса! Так нам говорил наш Старец («Наш Старец» – отец Иосиф Исихаст.), и я передаю это вам, чтобы усладились и вы. Заканчиваю, простите меня!

11

Я размышляю снова и снова: я не подхожу для рая, ибо дела мои извещают меня, что я гожусь только для ада.

Прекрасно говорит нам о рае апостол Павел. Он был восхИщен до третьего неба, видел красоту Царства Небесного и в изумлении воскликнул: «Как прекрасно и удивительно Царство Божие, которое не сравнимо ни с какой земной красотой!» (См.: 2 Кор. 12, 2–4).

Столь прекрасен рай, что око человеческое не видело такой красы. И ухо человеческое никогда не слышало более сладких песнопений, потому что в раю поют хоры ангельские, превосходящие сладостью голосистых соловьев!

Продолжая, апостол Павел говорит, что никогда человек не мог постигнуть того, что уготовал на небе, в раю, Бог для Своих чад (См.: 1 Кор. 2, 9). Действительно, это правда, что если бы мы познали духовные радости рая, то всё бы терпели, чтобы его заслужить. А сейчас по незнанию мы делаем совершенно противоположное и таким образом удаляемся от Бога!

О, если бы мы знали, что такое рай! Человеческий ум не в силах постигнуть величие его красоты! Там раздается неумолкающее пение ангельских ликов и святых душ. Там вечная и нескончаемая Пасха!

Там души, радуясь, беседуют друг с другом. Они говорят о том, как прожили эту суетную жизнь и как помог им Бог избежать ада и упокоиться в этом блаженном месте Божием! Они воссылают Богу нескончаемое благодарение за Его величайшую милость – обретение рая!

Что такое рай? Это место, исполненное неувядающих цветов, божественных ароматов, радость ангельская, жизнь пасхальная, эрос Божественный (Божественный эрос, или божественное рачение, согласно святоотеческому пониманию,– это совершенная любовь к Богу, проявляемая как ненасытное желание Божественного.), непрестанное славословие Бога и жизнь вечная!

Ради сего нам стоит подвизаться, и что значит наш подвиг по сравнению с этим сказочным раем!

О рай, как ты прекрасен! Твои красоты влекут меня и делают другим человеком. Как же мне не постараться добрым подвигом приобрести тебя? Боже мой, Господи наш, спаси нас от злой гордости, чтобы, взяв в проводники святое смирение, мы вселились в обители сладчайшего рая! Аминь. Буди.

Архимандрит Ефрем Святогорец Филофейский, Аризонский (Мораитис)

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
  1. Отеческие советы. Архимандрит Ефрем Святогорец Филофейский, Аризонский (Мораитис). Издательство Саратовской митрополии, 2017
  2. Архимандрит Ефрем Филофейский, Аризонский (Мораитис). Глава первая. О рае и спасении души. https://azbyka.ru/otechnik/Efrem_Svyatogorec/otecheskie-sovety/1
КНИГА ЛЮБВИ О ЛЮБВИ. КНИГА ЖИЗНИ, КОТОРУЮ ДАРОВАЛ БОГ.

Для читателей журнала PUSHKAR экземпляр Нового Завета в подарок!

Комментариев нет:

Отправка комментария