iHerb

ВОСКРЕСЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА.

/ 27 апреля 2019

Востани спяй, и воскресни от мертвых,
и осветит тя Христос (Еф. 5:14)

Христос воскресе!
О чем молились мы в продолжение святой Четыредесятницы, и чего просили у нашего Господа, то самое ныне вполне даровано нам Его благодатью: мы достигли в пречестные дни страданий Христовых и теперь покланяемся святому и славному воскресению Его! – Радостен, братие, праздник сей и на земле; как же светел и торжествен он должен быть на небе! – О, если бы всем нам достигнуть таким же образом и того блаженного дня воскресения, причаститься и той невечерней Пасхи в царствии Отца Небесного, коим не будет уже конца! – Но, мы достигнем, непременно и все достигнем сего блаженства, если на всю земную жизнь нашу будем взирать, как на святую Четыредесятницу, – как на приготовление к великому дню всеобщего воскресения.

Кто может теперь для верных рабов Господа затворить двери жизни вечные, кои отверз Он? Кто может похитить нас из рук Его – Всемогущего? (Ин. 10:28). Разве мало цены уплачено за нас? Разве не вся кровь пролита на кресте? Не весь дух предан Отцу? Теперь не только любовь, самая слава Спасителя нашего требует, чтобы мы были спасены. Правда, что у нас, как и у Него, много злобных и сильных врагов: но на Голгофе истощены и попраны все силы ада; и нам, при помощи благодати, остается теперь не столько сражаться со врагами, сколько преследовать их, пораженных, и собирать плоды победы. – Станет ли противу нас мир? Он побежден в лице самого князя мира; и... победа, победившая мир (1Ин. 5:4), – смерть и заслуги Искупителя нашего, вся досталась нам: живой верой в Кресте Его, как щитом, отразятся все соблазны мира. Будет ли изменять плоть? – Она немощна и долупреклонна; но бдение и молитва могут на крылах своих и эту тяжесть поднять от земли и заставить стремиться к небу. Против плоти и крови, бренной и греховной, мы имеем теперь Тело и Кровь Божественные, коими питаемся в Евхаристии. Притом Дух благодати, ниспосланный нам воскресшим Господом, есть дух крепости и силы; если стяжав, не будем утешать его, то пред нами сокрушатся все забрала плотских искушений. Дерзнет ли, наконец, стать на пути нашем к небу сам князь тьмы? И он станет на одну свою погибель; ибо поражен уже во главу крестом. Это теперь такой дракон, на коего, по выражению пророка, безопасно может налагать руку и малое дитя (Ис. 11:8), – младенец во Христе. Если он и в нас не будет иметь ничего своего, как не имел ничего своего в нашем Спасителе (Ин. 14:30), то все ужасные рыкания его вокруг нас будут подобны гласу животного, стрегущего наши домы. – Воскресшим Спасителем дарованы нам все силы, потребные к животу и благочестию – ниспосланы все средства, необходимые к сохранению себя невредимыми от мира, плоти и диавола: после сего, наше спасение зависит от нас, – от нашей верности Спасителю нашему и Его Божественному учению. Только бы мы не погребали в земле безпечности талантов благодати, нам данных, – делали дело спасения своего, дондеже день есть (Ин. 9:4); а Он исполнит Свой обет, будет наставлять нас (Ин. 16:13) через слово и Духа Своего на всякую истину, облечет нас силою свыше (Лк. 24:49), и ниспошлет в сердце наше утешение среди всякой скорби земной. Только бы мы, изшед из Египта - естественного растления, не обращали паки к нему лица и сердца своего, – освободившись от рабства Фараону – богу века сего, не полагали потом сами на себя уз греха; – вступив в пустыню самоотвержения, не останавливались у вод пререкания, не сливали тельцов и не покланялись им; – а Он не забудет Своего долга, – рассеет перед лицом нашим всех врагов нашего спасения, проведет нас немокренно через самый Иордан - поток смерти, и введет в Ханаан небесный.
Тягостно, братие, и притрудно шествие по пустыни мира для взыскующих горнего града; – но земля обетованная кипит медом и млеком! - Долги иногда и примрачны шесть дней земного делания; но седмый день покоя вечного исполнен веселия неизреченного! Будем ли жаловаться на терние и волчцы, встречающиеся на пути, сами засеяв ими всю землю и непрестанно возвращая их грехами своими? Отложим ли восходить на небо потому только, что надобно идти туда по лествице креста? И теперь, в земле изгнания и бедствий, отрадно воспевать песнь победы над смертью, хотя победа сия еще не усвоена нами: как же восхитительно будет праздновать великий день обновления там, – на новой земле обетования, где на радостный глас: Христос воскресе! Небо и земля, весь сонм творения будет ответствовать: воистину воскресе! Поспешим же, братие, туда духом, доколе не пришли и плотью! Для чего сидеть в бездействии на реках Вавилонских и довольствоваться одним воспоминанием горнего отечества? Смотрите! Царские двери отверзты, и Престол благодати виден всякому: это приглашение домой, зов на вечерю! Поспешим же, братие, поспешим: воскресший Спаситель призывает нас! Аминь.



Поучение II


Христос воскресе!
То есть, братие, кто воскрес? Тот, в лице Коего на Голгофе попраны были все права невинности и человечества. Который разве тем оскорбил врагов истины, что не сотворил никакого греха, ниже обретеся лесть во устех его (Ис. 53:9). Который пришел для спасения самых ожесточенных грешников, возлюбил нас всех любовью вечной, беспримерной и умер за всех нас на кресте.

Для чего воскрес? – Дабы засвидетельствовать, что учение, преподанное Им для нашего спасения, совершенно истинно, что жертва, принесенная Им за грехи всего мира, принята, что права на царство вечное, от Него пред смертью нам уступленные, утверждены, что воля Его, дабы и мы все были там, где теперь Он (Ин. 12:26), и видели славу Его, будет исполнена.

Что должно произойти вследствие воскресения нашего Господа? -То, что ни один мертвый не останется во гробе, что для всех нас открыт вход в блаженство вечное.
Как же нам после сего не радоваться, не торжествовать и не приветствовать друг друга с сим воскресением? – Мы радуемся и веселимся, когда какой-либо присный или друг наш восстанет с одра тяжкой болезни; а ныне единственный Друг и Спаситель наш, Вождь и Глава, Наставник и Искупитель наш, восстал из гроба! – Мы торжествуем, когда сделаем какое-либо земное приобретение, получим особенное достоинство или почесть; а ныне, в лице воскресшего Спасителя, нам возвращено все, потерянное во Адаме, величие чад Божиих, вручены все права на Царство Небесное! – Мы приветствуем друг друга с окончанием великих опасностей: язвы, плена, осады от врагов, – а ныне мы все освободились адовых, нерешимых уз! – О, воистину сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в он! (Пс.117:24) Без всякого преувеличения, можно сказать, что слава воскресения Его, Спасителя нашего, более значительна для нас, нежели для Него. Он и без воскресения остался бы возлюбленным Сыном Отца, и наслаждался бы у Него славой, которую имел прежде мир не бысть (Ин. 17:5): а из нас многие, без воскресения Его, не знали бы, может быть, наверно даже и того, что Он не был льстец оный (Мф. 27:63), за которого хотела выдать Его злоба иудеев. Как же нам после сего не торжествовать и не петь в честь и славу воскресшего Господа?
Но чего наипаче, братие, требует от нас сия святая слава? – Господь и до воскресения, в состоянии уничижения Своего, не всякую принимал славу. Так, Он запрещал духам нечистым, когда они хотели пред народом исповедать Его Сыном Божиим (Мк. 1:25); так, Он уклонился от тех, кои, в ревности не по разуму, хотели восхитить Его, да сотворят себе Царем (Ин. 6:15); так, Он не принял даже наименования благого из уст одного книжника, говоря, что никтоже благ, токмо един Бог (Лк. 18:19). Тем паче, братие, по воскресении, седя во славе одесную Отца, Господь и Спаситель наш не всякую приемлет славу. – В чем же, Господи, дерзнем вопросить Тебя, подобно пророку, и мы в чем срящем Тебя, выходящего из гроба? Срящем ли во всесожжениях и жертвах? (Мих. 6:6). Но Ты еще пророку изрек, что хочешь милости, а не жертвы и уведения Божия паче, нежели всесожжений (Ос. 6:6). И что значат все наши жертвы после той, которая принесена Тобой за нас на Кресте? – Срящем ли в дарах и приношениях? Но и дары Мироносиц остались без употребления у гроба Твоего; самый сударь Иосифов и смирна и алой Никодимовы оставлены Тобой на земли (Ин. 20:7). – Срящем ли одними поклонениями и лобызаниями? Но повелительное: не прикасайся мне (Ин. 20:17), воспятило поклонение самой Магдалины, не растворенное еще духом живой веры в Божество Твое. С чем же, Господи, с чем срящем Тебя? Чем засвидетельствуем свою благодарность и любовь к Тебе? Чем покажем, что мы точно Твои, и Ты наш?
Аще любите Мя, – ответствует нам Сам Господь, – заповеди Моя соблюдите. Имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя (Ин. 14:15,21). Итак, вот, братие, знак истинной благодарности Воскресшему: исполнение заповедей Его! Знак самый верный; ибо все прочие знаки могут быть обманчивы, а сей – никогда. Вот дар любви, благоприятный для Победителя ада и смерти: постоянное творение воли Отца Его, иже на небесех! – Дар не приемлемый токмо, но и требуемый от всех, для принятия коего распростерты и руце Господа на Кресте. Вот истинное прославление имени Распятого Спасителя: хождение по стопам Его в чистоте и правде, – каковым прославлением наиболее может прославиться не токмо Он, но и мы с Ним.
В самом деле, братие, если мы в мыслях, чувствах и деяниях своих будем постоянно выражать образ жизни нашего Господа, то сим самым без споров, без труда заградим уста всем врагам Его. Иудей, смотря на нас, скажет тогда: “верно в самом деле восстал Христос из гроба, а не украден учениками, как клевещут предки наши; ибо, смотри, Он жив в христианах! Его дух (и какой Божественный дух!) дышит в их нравах, в поступках, во всей жизни”. – “Верно Христос есть Учитель истины, а не пророк наш”, скажет, смотря на нас, магометанин: “ибо наш пророк (так величают магометане основателя своего лжеверия) не производит того в своих последователях; у нас нет такой чистоты, мира и любви, такого смирения и самоотвержения. Все это может происходить у христиан токмо от Самого Бога, и, верно, Спаситель их – есть Бог”. Сам князь тьмы с клевретами своими испытает новое поражение во славу нашего Спасителя, если мы, дерзая о имени Воскресшего, будем ходить в чистоте и истине, презирая все козни врага, отражая все его искушения, попирая всю злобу и гордыню его. Так, говорю, прославится воскресший Господь нашей благой жизнью, а вместе с Ним прославимся и мы; ибо таковое прославление составит наше спасение. Напротив, братие, если мы будем словами величать Господа, а делами помрачать Его имя и веру в Него, – устами лобызать крест и священный хлеб, а руками совершать дела непотребные; то все наше нынешнее прославление Воскресшего обратится в оскорбление для Него и в посрамление для нас: мы будем подобны воинам Пилатовым, кои на словах говорили: радуйся, царю Иудейский! (Мк. 15:18), а на деле ударяли Его в ланиту и били тростью по главе. Да не будет же, братие, сего, да не будет! Аминь.



Поучение III


Христос воскресе!
Так, братие, Он воскрес! Воскрес воистину и от истины! Камень велий зело (Мк. 16:4) не скрыл Источника жизни; кустодия не удержала в узах смерти “Льва от Иуды” (Откр. 5:5); печать Каиафы растаяла от огня правды Божией! Не более трех дней Сыну Человеческому надлежало пробыть в сердце земли (Мф. 12:40): но и сей малый срок сокращен до возможной крайности. Ибо время, протекшее от смерти Господа до Его воскресения, принадлежит только трем дням, а само по себе не составляет и четыредесяти часов. Так поспешено торжество истины над лжею и клеветами, невинности – над злобой и неправдами!
Да станут теперь иудеи над гробом Иисуса, и да судят сами о происшедшем; одно из двух: или “умершего да дадят, или воскресшему да поклонятся” (Стих. Воскр.). О, как постыжены в сем случае все расчеты мудрости человеческой, и как очевидна неисповедимость путей Божиих! Думали ль священники иудейские, вознося на Крест Иисуса, что они сим самым вводят Его как великого Первосвященника, во Святое Святых, дабы Он там предстал лицу Божию о нас, единым... приношением совершил... во веки освящаемых? (Евр. 10:14)... Думал ли Пилат, полагая надпись на Кресте Иисусовом и отказываясь переменить оную, по требованию иудеев, что он сим самым, как слуга и вестник, провозглашает достоинство Того, Коему предана теперь всякая власть на небе и на земле? (Мф. 28:18). Думал ли несчастный Иуда, принимая тридесять сребренников, что он берет не первосвященниками, а Самим Богом давно поставленную и пророком засвидетельственную цену цененнаго, егоже цениша от сынов Израилевых? (Мф. 27:9). Прииди теперь, мудрость земная, и посмотри на свое безумие! Прииди, вера святая, и виждь, какой конец твоему терпению и упованию! Что на земле делалось по злобе и корыстолюбию, ослеплению и буйству, то на небе утверждалось по одной чистой любви и было следствием величайшей мудрости. На Голгофе, казалось, превращен был весь порядок мира и нравственного и чувственного, а он там весь восстановлен! Во гробе Иисусовом, по-видимому, погребены были навсегда все святые надежды, а они всем там утверждены навеки!
Итак, восклонитеся и воздвигните главы вашя (Лк. 21:28), вы, кои, подобно своему Господу, страдаете за истину и правду: в судьбе Его указана судьба всех истинных крестоносцев! Есть Бог, судяй земли, отмститель невинных и защитник правых! Есть закон, коего никакой Каиафа и Пилат не в силах ни затмить, ни ниспровергнуть! Злоба человеческая может сделать много: она может лишить вас доброго имени, повергнуть в нищету, обременить узами, покрыть ранами, возвести на крест; может самый гроб ваш запечатать и окружить стражею, но здесь и предел всякому гонению и всякой неправде! Погубляя тело, злоба врагов не может коснуться вашего духа, не может изменить в вас, без воли вашей, ни одной благой мысли, ни одного святого чувства: это ваша собственность, неотъемлемая, вечная! Над бессмертным духом вашим един законоположник и судия, могий спасти и погубити (Иак. 4:12); Тот, Кто сотворил его бессмертным, Того убо единаго убойтеся (Лк. 12:5); ибо Он, в случае неверности и нераскаянности, может не тело токмо, но и душу вашу ввергнуть в геенну огненную. А все прочее на земле, как бы страшно и могущественно ни было, страшно токмо для людей, живущих для земли, а не для тех, коих жизнь в Боге, надежды на небе, сокровища в совести, отрада в Евангелии. Пройдет несколько лет страдания, борьбы, очищения, – и вы, подобно Спасителю, представлены будете туда, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания: где одна истина и правда живет (2Пет. 3:13), и где за все, претерпенное на земле, награждают так, что награжденные и не помнят прежних болезней за настоящую радость.
И не сие ли самое, братие, воодушевляло всех подвижников благочестия, кои, подобно великому Подвигоположнику, восставшему ныне из гроба, всегда были гонимы от мира! Вем, яко присносущен есть, Иже имат искупити мя и на земли воскресити кожу мою, терпящую сия (Иов. 19:25–26), – говорил некогда Иов, – и на гноищи благословлял имя Господне! Вем бо, Емуже веровах... яко силен есть предание мое сохранити до дне пришествия Своего (2Тим. 1:12), – писал некогда Павел, и с радостью шел в темницу и под меч! Будем и мы, братие, как можно чаще обращать взоры к лицу Воскресшего Господа. Если мы истинные последователи Его, то быть не может, чтобы и нас мир не преследовал своей злобой, или своими соблазнами. Кто же воодушевит нас мужеством, как не Он, Господь и Спаситель наш, восшедший за нас на Крест! Его брань есть наша брань, и Его победа есть наша победа: что было с Ним, то будет и со всеми нами: если с ним страждем, да и с ним прославимся! (Рим. 8:17). Аминь.


Поучение IV


Христос воскресе!
Воскресе, – и ктому... не умирает, смерть Им ктому не обладает (Рим. 6:9). Воскресе, – и приял власть воскресить всех, кои умерли во Адаме. Воскресе и ныне воскрешает в духе тех, кои обращаются к Нему с верой и повиновением!
Итак, вы, кои в мыслях своих любите обнимать судьбу всего человечества, и желали бы найти средство к освобождению его от всех зол, возрадуйтеся и возвеселитеся! Средство сие найдено на небе, есть Самим Богом ниспосланный Спаситель, Который отнимет... некогда всякую слезу от очию (Откр. 21:4) всякого страдальца. После сего нам остается токмо следовать Его предначертаниям, распространять Его свет, разливать Его жизнь. – Вы, кои воздыхаете под тяжестью наклонной ко греху природы, не знаете как свергнуть иго страстей, – ободритесь и утешьтесь! Тайна паки-бытия духовного разгадана на Голгофе; есть Самим Богом посланный Разрешитель уз греховных! После сего нам остается токмо употреблять средства благодати, Им открытые, прививаться к Нему верой и любовью, ходить по стопам Его; – и в нас созиждется паки сердце чисто, и в утробе нашей обновится дух правый (Пс. 50:12). Вы, Кои ищете бессмертия, всю жизнь гоняетесь за славой, если хощете бессмертия истинного, славы неувядаемой, то не ищите их нигде, кроме гроба Христова: здесь источник жизни и нетления! Воскресший Спаситель соделает вас бессмертными не по имени токмо, как делает мир и история, а даст всему существу вашему жизнь вечную.
О, братие, как блага и утешительна вера наша! Какое великое счастье быть христианином! Где столько света и жизни, как в Евангелии? Где столько упования и утешений, как у Креста? Где Спаситель, подобный нашему? Одни мы, христиане, носим крест, одни мы празднуем и воскресение! Что неизбежнее на земле первого, и что нужнее последнего? -Там, где вся мудрость земная теряется и не знает, что делать, молчит или ропщет, – я разумею над гробом, – там христианская вера наипаче и оказывает свое Божественное действие, – озаряет, утешает и живит. Крест, стоящий на могилах наших, говорит более о предназначении человека, нежели все системы философов.
Познаем же, братие, наше сокровище, и научимся дорожить им, как должно: не будем так легкомысленны, чтобы влаяться всяким ветром мнений и учения, во лжи человечестей, в коварстве козней лъщения (Еф. 4:14). Многие могут обещать спасение, но Один токмо может дать оное – Тот, Кто взошел для сего на Крест и восстал из гроба. С креста, взошед на него добровольно, не говорят неправды, из гроба не восстают для лжи. Будем же верны и в делах и в жизни Воскресшему, как Он был и есть верен им. Аминь.


Поучение V


Христос воскресе!
Святой Амвросий Медиоланский, любомудрствуя о празднике Рождества Христова, замечает, что со времени его день начинает возрастать, как бы показуя сим начало и обилие света духовного, воссиявшего на весь мир из Вифлеема. Не с меньшей справедливостью, братие, можем заметить и мы, что время Воскресения Христова есть то самое в году, когда вся природа обновляется и как бы воскресает после хлада зимнего. Смотря на весну из окон храма, невольно видишь в ней некое знамение, коим земля ежегодно приветствует Победителя ада и смерти. Печальные знамения на Голгофе произошли единожды, ибо Спаситель единожды умер; а радостные знамения Воскресения повторяются всегда: ибо Христос, воскреснув из мертвых, ктому... не умирает (Рим. 6:9). Он мог умереть и воскреснуть в другое время года; между тем, воскрес именно тогда, как вся природа может приветствовать Его своим совоскресением.
И кого же ей приличнее приветствовать своим великим обновлением? – Если в ней, после падения царя ее – Адама, остался какой-либо порядок, если за зимой следует паки всегда весна: то сим остатком жизни природа обязана не другому кому, как Начальнику жизни, второму Адаму, Который, решившись изгладить следы падения Адама первого, тотчас, по падении его, взял в Свои руки тот скипетр владычества, коим не мог уже управлять наш несчастный праотец. Равным образом, если природа после множества кратковременных обновлений, посредством весны и лета, увидит некогда над собой весну непреходящую, облечется в лепоту едемскую: то все сие произойдет вследствие не другого чего-либо, а того, что Господь Кровью Своею со Креста освятил всю землю, и сообщил всем стихиям живоносное начало обновления и бессмертия. Кого же, посему, и приветствовать природе своим воскресением, как не Воскресшего и с Собой, как воспевает Церковь, вся Воскресившаго? (Величание в Неделю Антипасхи). Между воскресением природы и воскресением Господа связь не времени только, а самого дела. Природа воскресает теперь временно, потому что воскрес ныне Воскреситель ее, и потому же самому воскреснет некогда вечно.
Такое понятие об отношении весны к нашему празднеству увеличивает, братие, и радость праздника, и приятность весны. Воскресение Господа становится для нас, если можно, еще величественнее, когда представляем, что действия его не ограничиваются даже целым родом человеческим, а простираются на всю природу. А весна природы приемлет некий священный вид, когда узнаем, что это обновление земли происходит из одного и того же начала с нашим духовным обновлением, что оно есть также плод искупления Голгофского. После сего понятно, что значит, когда Церковь воспевает, что в воскресении Господа обрадованы небо и земля и преисподняя. Воскресение Господа есть праздник истинно всемирный: ибо на Голгофе с Богом, – по выражению апостола, – “примирен весь мир” (Кол. 1:20).
Но, братие, сей вселенский мир останется вне нас, если мы не введем его в свое сердце! – Все вокруг нас обновится, а мы пребудем ветхи, если не постараемся быть новыми. Посмотрите на лицо природы: весна для всей земли, все цветет и красуется, а засохшие деревья и теперь голы и безобразны, и портят своим видом красоту природы. Так и души грешные: они, подобно сухим древам, пребудут мертвы, когда все обновится. Поелику же в Едеме должно быть все благообразно; то с грешными душами поступлено будет так, как садовники поступают с сухими деревьями, то есть, они будут срублены и брошены в огонь.
Посему надобно, братие, непременно надобно, обновиться заранее и, пия воду жизни, согреваясь солнцем благодати, начать приносить и плоды благодатные, – надобно воскреснуть здесь, чтобы не умереть вечной смертью там! Аминь.

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (1800-1857)



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
1.    Cвятитель Иннокентий, архиепископ Херсонский. Светлая седмица. Единецко-Бричанская епархия, 2006
ВОСКРЕСЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА. Dmitry Pushkar 5 of 5
Востани спяй, и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос (Еф. 5:14) Христос воскресе! О чем молились мы в продолжение святой...

Комментариев нет:

Отправить комментарий